top of page
  • Фото автораTолик

Друзья моего детства


Вовка должен был пойти в школу осенью 1945 года, да не получилось. Выглядел он маленьким и болезненным, видимо, сказалось тяжёлое, голодное и холодное военное детство.

Мама пожалела:

- Учиться никогда не поздно. Сначала подрасти, окрепни. Да и одеть нечего. Не пойдёшь же в школу в моих калошах и телогрейке.

Летом хорошо. Можно бегать по двору в трусах босиком, а зимой приходилось сидеть дома у печки.

Учиться Вовке очень хотелось, и они с другом Борькой Каргиным, жившим по соседству, часто мечтали о том, как пойдут в школу и научатся писать и читать.

У друга уже был портфель, старый, потрёпанный, как у Жванецкого, которым он очень гордился и где хранил своё «богатство» - рогатку, перочинный ножик и фотографию Сталина, вырезанную из газеты.

Ему хорошо. Его отец, дядя Ваня, с войны вернулся живой. И ничего, что у него оторвало ступню левой ноги и рядом с сердцем немецкая пуля застряла. В полевых условиях операцию на сердце делать не стали, вот и оставили так, как есть.

Частенько, подвыпивший, он показывал удивительный рентгеновский снимок, где можно было на свет разглядеть пулю на фоне сердца и говорил, что ему очень повезло:


- Ещё пару миллиметров - и конец... Произошло это всё во время атаки. Друг мой Алексей бежал впереди, и пуля прошила его насквозь, а вот на меня ей уже силы не хватило. Упал, а тут рядом снаряд разорвался, и осколком стопу раздробило. Если бы стоял, то вряд ли бы живым остался. Частенько вижу во сне Алексея — это ему я обязан жизнью. Вот и ношу с тех пор о нём память в сердце...


Ну, а Вовкина мама в августе 1944 похоронку получила. Тяжело ей было.

Конечно, Борьке жилось получше. Дяде Ване как инвалиду Великой Отечественной войны разрешили частную трудовую деятельность на дому. Он занимался ремонтом обуви. В то время это была престижная работа, ведь люди не выбрасывали изношенную обувь, как теперь, а несли в ремонт. Клиентов было много, и их семья не бедствовала.

Тётя Дуся, мама Борьки, иногда угощала Вовку, приговаривая с печалью в глазах: «кушай на здоровье, болезный»...

Первого сентября Вовка проводил друга в школу, вернулся домой и расплакался от обиды. Дома было тихо, даже кот Васька не беспокоил, лежал на диване, свернувшись клубочком, он как будто сочувствовал и сопереживал.

Мама была на работе. Работали в то время взрослые по 12 часов – от темна, до темна.

Сидел на подоконнике один и даже не стал есть оставленный ему кусок хлеба на день, с грустью смотрел в окно и ждал, когда вернётся из школы друг Борька.

А потом они вместе делали свои первые уроки. У Борьки была настоящая тетрадь в косую линейку с промокашкой, и он старательно, высунув язык, писал, аккуратно макая ручку с металлическим пером в чернильницу-непроливашку, чтоб не посадить кляксу.

Вовка выводил буквы на клочке газеты огрызком «химического» карандаша, подобранного во дворе. Карандаш нужно было слюнявить, отчего губы у него были синие.

Вот так Вовка прошёл весь курс первого класса заочно, вместе с другом. На следующий год он пошел, наконец, в школу. Через несколько дней учительница вызвала маму и сказала, что Вовку можно перевести во второй класс, но мама попросила оставить всё как есть.

Этот случай произошёл, когда Вовка учился уже в третьем классе.

В один из тёплых весенних дней гулял он бесцельно по городку, а навстречу ему вывалилась из-за угла, как стайка галдящих грачей, группа ребят с авиамоделями в руках. Вид игрушечных самолётиков очень заинтересовал Вовку, и он увязался за ними.

Ребята были возрастом постарше, они оживлённо беседовали, в их речах часто мелькали незнакомые авиационные термины. Авиамоделисты вышли на пустырь и начали готовить модели к запуску.

Летающие модели поразили Вовку. Он и раньше с интересом наблюдал за полётом голубей, ворон, но то были птицы, а здесь сделанные мальчишескими руками из реек и бумаги самолёты и планёры летали не хуже.

Красота полёта его заворожила. Затаив дыхание, он наблюдал за действиями ребят. Появилась мысль:

- Пацаны могут, а я что, хуже их?

Поинтересовался, где ребята строят модели. Оказалось, они из авиамодельного кружка Дома пионеров.

Увязался за ними, когда полёты были закончены. Оживлённая толпа ребят вошла в помещение, а Вовка остановился в нерешительности у порога. К нему подошел руководитель кружка и спросил:

- Мальчик, ты что-то хотел?

Вовка ответил, переминаясь с ноги на ногу:

- Я тоже хочу строить летающие модели.

Мужчина улыбнулся, посмотрел на него сверху вниз:

- А в каком классе ты учишься, малыш?

- Уже в третьем.

- То, что ты хочешь заниматься авиамоделизмом – это хорошо. Только тебе ещё нужно подрасти. После четвёртого класса приходи. Договорились?

Вовка ничего не ответил и расстроенный пошёл домой.

- Подумаешь, не берут... Ну и пусть. Я сам тогда буду делать самолёты!

С этого момента в его голове были мысли только об этом, как пелось в популярной песне: первым делом самолёты, ну а остальное потом...

Он хорошо запомнил, как выглядят модели. Для постройки планёра понадобятся рейки, бумага, клей.

С бумагой и клеем проблем не будет. Газета, конечно, не авиамодельная бумага, но ничего, сойдёт, а из муки можно сделать клейстер. Чтоб только мама не видела. Нервюры можно согнуть на пламени свечки из сломанного бамбукового удилища... А вот с рейками будет тяжеловато... Где взять рейки?

Творческие размышления Вовки были прерваны просьбой мамы сбегать в магазин. Он взял продуктовые карточки и отправился за хлебом. Во дворе магазина увидел кучу пустых ящиков, сделанных из тарной дощечки.

И тут его осенило!

- Эти дощечки можно расщепить ножиком на тонкие рейки. Конечно, повозиться придётся. А нам спешить некуда.

Несколько дней ушло на изготовление реек. Наконец, наступил момент, когда все необходимые материалы были в наличии и осталось только из них собрать модель.

И вот тут возникла новая проблема. Вовка не имел понятия, что нужно строить по чертежам и потому собрал первый свой аппарат на глаз, таким, каким он запомнился ему там, на пустыре.

Остались позади дни труда, поиска и сомнений. Вовка стоит один на пустыре и в руках у него летающая модель планёра, сработанная своими руками. Она очень похожа на ту, которая так красиво летала у ребят. Но модель после запуска неуклюже шлёпнулась на землю и разбилась.

Вовка не знал ещё, что мало иметь хорошие руки, нужно ещё иметь понятие в аэродинамике.

Дядя Ваня, увидев расстроенного Вовку с обломками в руках, посоветовал ему строить по чертежам из журнала «Пионер». Там часто печатают различные схемы. Только после этого сбылась мечта Вовки, и его модели начали прекрасно летать.

С этого момента и началась по-настоящему творческая деятельность Вовки. Он не ограничился постройкой моделей по чертежам из журналов, а сам начал конструировать свои модели и однажды построил аппарат с машущим крылом, который хорошо летал. Вокруг него вертелась ребятня со двора, тоже увлечённая авиамоделизмом.

После войны страна восстанавливалась от военной разрухи. Строились новые кварталы, предприятия, объекты культурного назначения.

Однажды, будучи в девятом классе, Вовка прочёл объявление в местной газете о том, что открывается станция юных техников, где наряду с другими был и авиамодельный кружок.

Он собрал всех дворовых ребят и привёл их на станцию. Однако, там выяснилось, что руководителя авиамодельного кружка ещё нет и потому рекомендовали заняться другим делом или прийти позже.

И тут один самый «мелкий» из ребят заявил директору станции, указав на Вовку:

- А вы знаете, какие модели он умеет строить? Пусть он будет у нас руководителем.

Остальные одобрительно загалдели.

Директор заулыбался, поинтересовался, в каком классе учится Вовка и сказал:

- Ну, раз коллектив ручается за него, пусть руководит на первых порах.

И только в десятом, выпускном классе он попросил отставку, которая была принята с сожалением.


P.S. Следы друзей затерялись в длинной череде лет.

Слышал от знакомых, что Вовка работал в НИИ конструктором, а Борька бороздил океаны капитаном дальнего плавания.

Как давно это было...


27 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Comments


bottom of page