top of page
  • Фото автораTолик

Количество денег и денежные кризисы


В главе первого тома «Капитала», посвящённой деньгам, Маркс пишет:

«Функция денег как средства платежа заключает в себе непосредственное противоречие. Поскольку платежи взаимно погашаются, деньги функционируют лишь идеально как счетные деньги, или мера стоимости. Поскольку же приходится производить действительные платежи, деньги выступают не как средство обращения, не как лишь преходящая и посредствующая форма обмена веществ, а как индивидуальное воплощение общественного труда, как самостоятельное наличное бытие меновой стоимости, или абсолютный товар. Противоречие это обнаруживается с особенной силой в тот момент производственных и торговых кризисов, который называется денежным кризисом» (К. Маркс, Капитал, т. I, 1952, с. 145).

О чём здесь речь? Вспомним, что такое средство платежа: «В качестве средства платежа деньги выступают в тех случаях, когда покупка-продажа товара совершается в кредит, то есть с отсрочкой платежа. При покупке в кредит передача товара из рук продавца в руки покупателя совершается без немедленной оплаты купленного товара. Когда наступает срок уплаты за купленный товар, деньги уплачиваются покупателем продавцу без передачи товара, которая совершилась ранее» (К. В. Островитянов, Политическая экономия. Учебник, 1954, с. 73).

Денежный кризис проявляется в капиталистическом хозяйстве как денежный голод — как постоянная и всюду дающая о себе знать нехватка массы денег, необходимых для совершения платежей. Срок платежа наступает, но платить оказывается нечем, потому что сам должник ещё не получил причитающихся ему денег, поскольку ему, в свою очередь, ещё не уплатил тот, кто является его собственным должником. К примеру, рабочий не может внести очередной платёж по кредиту, поскольку работодатель задерживает ему заработную плату. Предположим, что работодатель «честный» и задерживает зарплату только по причине нехватки денег в кассе или на текущем счёте в банке, и если такая ситуация наблюдается на большинстве предприятий, то это значит, что развивается денежный кризис. Но каким образом он возможен? Почему количество денег не совпадает с потребностями производства и обмена?

Дело в том, что капитализм развивается стихийно, без плана. А это значит, что задачу о количестве денег, необходимых и достаточных для совершения обмена в течение одного месяца или года, буржуазия не может решить правильно. Между тем этот вопрос возникает уже при рассмотрении простого и непосредственного обращения денег. Как показывает Маркс, количество денег, необходимое для совершения всех покупок и продаж в данный момент равняется сумме товарных цен, делённой на число оборотов одних и тех же денежных единиц.

Что это значит? Бывают случаи, когда достаточно всего одной купюры, которая, последовательно переходя из рук в руки, обслужит всю цепь покупок и продаж и вернётся в её начало (были случаи, когда в деревне одна трёхрублёвка обслуживала за день 5-10 крестьянских дворов, а вечером возвращалась к лавочнику). Но поскольку в действительности продажи и покупки совершаются не последовательно одна за другой, а рядом и одновременно друг с другом, необходимо гораздо большее количество денежных единиц. Однако приведённая выше формула — сумма цен, делённая на число оборотов — верна только до тех пор, пока в дело не вступают кредитные деньги.

Что это значит? Кредитная система, с одной стороны, оказывает товаропроизводителям большую услугу, позволяя сократить потребность в деньгах. Сокращение необходимой для уплаты долгов массы денег получается за счёт того, что по мере накопления долгов многие из них взаимно погашаются. Два должника, которые должны друг другу одинаковые суммы денег на деле перестают быть должниками. Деньги, таким образом, требуются только для уплаты разницы между долгами. Поэтому, решая вопрос о необходимом для развитого товарного производства добавочном количестве денег, следует принимать в расчёт только те долговые платежи, которые не погашены и по которым наступил срок. В итоге, общее количество денег, которое потребуется для совершения всех операций за некоторый период, равняется ценам товаров, подлежащих немедленной реализации, и размерам долговых платежей, по которым наступил срок, делённых в сумме на число оборотов одних и тех же денежных единиц.

Можно сказать и по-другому: количество денег, нужных для обращения:

  1. тем больше, чем больше товаров на рынке и чем выше их цена,

  2. тем больше, чем больше раз оборачивается каждая единица товара,

  3. тем меньше, чем больше взаимно погашающихся платежей,

  4. тем меньше, чем быстрее оборачивается каждая единица денег (вспомните деревенскую трёхрублёвку).

С другой стороны, введение кредитной системы делает стихийный обмен товаров ещё более непредсказуемым. Связи между отдельными товаропроизводителями становятся шире, но вместе с этим растёт их зависимость друг от друга. Так, неуплата в срок несколькими должниками может вызвать банкротство фирмы, а случайное совпадение сроков уплаты многих платежей — истощение резервных фондов и денежный голод.

Заметим, что буржуазные экономисты, для классовых интересов которых не выгодно видеть в цене товара форму проявления трудовой стоимости, не выводят количество денег из цены. Наоборот, они под тем или иным предлогом объявляют цену отражением количества обращающихся в общественном производстве денег. То есть, выводят стоимость товаров из наличной денежной массы. У них выходит, что достаточно изъять из оборота избыток денег, чтобы снизились цены. И наоборот, чтобы повысить цены, надо влить добавочные деньги в оборот. Материальное производство, по их мнению, с ценами товаров никак не связано.

Экономистов, занимающих такую позицию, принято называть количественниками. Однако очевидно, что если бы количественники были правы, если бы цены действительно определялись количеством денег, а не наоборот, то количество денег не имело бы значения для экономического развития общества! Денег всегда было бы достаточно. Между тем, это не так. Денежные кризисы являются наглядным опровержением всех теорий количественников. Кризисы показывают, что не цены приспосабливаются к имеющемуся количеству денег, а количество денег приходится тем или иным способом приспосабливать к сумме цен.

Кредитные расчёты ведутся не только в пределах отдельных стран, но и между странами — во внешней торговле. Конечным орудием международных расчётов служат мировые деньги — золото. Однако, как это указывал Маркс,

«Международным покупательным средством золото и серебро служат по существу тогда, когда внезапно нарушается обычное равновесие обмена веществ между различными нациями. Наконец, они функционируют как абсолютно общественная материализация богатства там, где дело идет не о купле или платеже, а о перенесении богатства из одной страны в другую» (К. Маркс, Капитал, т. I, 1952, с. 150–151).

Что это значит? Прямые международные расчёты с использованием золота не были правилом уже в период создания «Капитала» в середине XIX века. Как же, в таком случае, они осуществлялись и как осуществляются сегодня?

Расчёты по внешнеторговым операциям могут осуществляться и без применения золота. Одной из форм таких расчётов являются клиринговые расчёты, то есть взаимные зачёты требований и обязательств по международным поставкам при двусторонней торговле (бартер). Однако на современном этапе общего кризиса капитализма широкие клиринги уступили место ещё более детальным двусторонним соглашениям, в которых до мельчайших подробностей указывается, какие именно товары и на какую сумму будут обмениваться. Основная цель этих международных торговых мероприятий — избежать необходимости употребления денег, торговать так, чтобы товар полностью оплачивался товаром, чтобы по возможности не было разницы (сальдо), которую пришлось бы погашать золотом.

Прямая и непосредственная причина развития международного натурального обмена — недостаток золота у всех, за очень немногими исключениями, капиталистических стран, недостаток реальных мировых денег для погашения международных долгов. Недостаток, а ещё больше неравномерность распределения золота в мире тормозит процесс капиталистического воспроизводства и международного обмена веществ. Недостаток золота в капиталистических странах, кроме США, и великое «погребение» (накопление и консервация, изъятие из оборота) золота в США, будучи следствием неравномерности развития капитализма и его общего кризиса, является вместе с тем одной из причин дальнейшего обострения всех противоречий капитализма.

Изъятию золота из международных расчётов способствуют войны, а также превращение денежного золота в личные сокровища элитой финансового капитала.

Чем же, в таком случае, балансируются платежи по международным сделкам? Наиболее простым и выгодным решением этой проблемы для страны-должника является уплата своей национальной валютой. Обмен валюты одной страны на валюту других стран производится по валютному курсу. Однако страна-кредитор никогда не спешит принимать чужую валюту в качестве уплаты, поскольку по мере углубления и обострения общего кризиса капитализма имеется налицо расстройство всех валют. В этих условиях страна А, получив при выравнивании счетов со страной Б известное количество валюты последней, не только не уверена в том, что она сможет за эту валюту что-то купить без убытков в других странах — она не уверена даже в том, что получит эквивалент в самой стране Б!

Во-первых, потому, что через самое короткое время курс валюты страны Б может упасть, она может быть даже полностью обесценена. Во-вторых, потому, что ещё большой вопрос, будет ли разрешён ввоз в страну Б её собственной валюты, а если и будет, то не будет ли импортированная валюта заблокирована? Захочет ли страна Б, заплатившая своей валютой стране А, взять обратно свою же валюту в счёт оплаты своих товаров, которые хочет купить страна А? Пример: Мексика, торгуя с США, охотно покупает американские товары за песо, но не хочет продавать свои товары за песо, предпочитая доллары США или Канады.

Во избежание таких сюрпризов заключаются двусторонние валютные соглашения, в которых строго оговаривается, сколько именно и какой валюты и на каких условиях каждая из стран разрешит к ввозу.

Что означает падение валютного курса? Падение курса, то есть снижение цены одной валюты, выраженное в другой валюте, выражает, как правило, её девальвацию. Девальвация же есть официальное снижение курса бумажных денег (или иных знаков) по отношению к золоту. Будучи выражением кризиса перепроизводства, девальвация часто преподносится правительством буржуазных стран в качестве денежной реформы. Но на деле эта «реформа» всегда осуществляется за счёт трудящихся путём увеличения налогов и снижения заработной платы.

Материал подготовлен в рамках курса «Политическая экономия капитализма».

​Литература

  1. К. В. Островитянов, Политическая экономия. Учебник, 1954.

  2. К. Маркс, Капитал, т. I, 1952.

  3. Ф. И. Михалевский, Золото в системе капитализма после второй мировой войны, 1952.

30 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Comentários


bottom of page