top of page
  • Фото автораTолик

О перспективах

Обновлено: 12 июн. 2023 г.


Как мы оцениваем внешние перспективы этой спецоперации: «…Даже патриоты говорят, что всё, РФ показала слабость, и есть риск, что другие страны выдвинут претензии. Дескать, раз за 3 месяца не смогли победить Украину, то чего их бояться». Отвечаем.

1. Опасное дело – заранее списывать такого международного разбойника, как РФ. Для ведения войны у российской буржуазии много сил и средств, гораздо больше, чем у Украины и нескольких европейских стран, взятых вместе. Тылы российского империализма далеко не исчерпаны. Он начал войну, имея для этого достаточно нефти, металла, зерна, золота, электричества, газа. Он начал войну, имея достаточно военных производств, которые могут быть расширены за счёт гражданских производств. Он имеет возможности быстро увеличить добычу сырья и посевные площади земледелия в порядке мобилизации промышленности, сельского хозяйства и рабочей силы. Он имеет резервы в выработке электроэнергии и топлива, поскольку народное хозяйство РФ не потребляет всю возможную выработку энергии и топлива. А резервные мощности такого рода являются залогом расширения современного производства вообще.

На этой базе российский империализм вряд ли будет испытывать снарядный голод через 7-8 месяцев войны, как это было у его предшественника в 1-ю мировую войну. В этом не заинтересованы хозяева военных монополий, поскольку они кровно заинтересованы в таком прибыльном деле, как долгая война, когда золото военных заказов рекой течёт в карманы магнатов капитала. На первый план войны выступила артиллерия, при этом один день войны обходится приблизительно в миллиард рублей. Нетрудно подсчитать, что 60-70% этих денег уходит пушечно-снарядным, ракетным и топливным королям российской промышленности.

Такое положение дел позволяет монополиям приступить к обновлению своего основного капитала, даёт гарантии сбыта товаров, отдаёт рабочих на казарменное употребление предпринимателям, когда резко растёт эксплуатация труда, позволяет монополиям держать высокие цены на сырьё, полуфабрикаты для промышленности и товары широкого потребления для народа. Совокупно это создаёт предпосылки для оживления производства за счёт милитаризации, даёт возможность российским монополиям получать наивысшую (максимальную) прибыль в неблагоприятных условиях общего кризиса капитализма. Такое положение не может длиться долго, однако монополии пользуются войной не для планирования на долгие годы, а чтобы укрепить своё текущее положение перед конкурентами, сорвать максимальный банк, который даёт война.

2. Военная слабость, о которой говорят т. н. «патриоты», отражает настроения той части российской буржуазии, которая заинтересована в скорейшем вывозе и применении своих капиталов на Украине, в том числе, в овладении внутренним рынком Украины, вытеснении оттуда товаров из Европы и США. Оборот капитала ждать не может.

Когда война разрушает города и производство, она, тем самым, подготовляет плацдарм для приложения капиталов. Но с другой стороны, она разрушает планы тех российских капиталистов, которые рассчитывают получить себе на Украине средства производства и рынки в готовом виде. Рынки в готовом виде — это, прежде всего, крупные города и центры промышленности Украины, где живёт много людей. Это, например, Мариуполь. Военное разрушение этого города привело к тому, что он потерял 90% своей ценности как рынок сбыта товаров. Именно обстоятельства такого рода вызывают недовольство «варварским ведением войны» со стороны этой группы капиталистов.

За ними поплелась часть мелкой и средней буржуазии, а также самые отсталые слои пролетариата. Мелкие хозяева рассчитывают, что от войны в Россию хлынет поток богатств, откроются новые области, за счёт чего правительство снизит налоги, увеличится спрос на товары широкого потребления, вырастет рынок мелкого бизнеса. Рабочие и трудящиеся рассчитывают, что война снизит безработицу, подымет зарплаты за счёт ограбления чужих народов. Мещанам снится, что война доставит им или их детям сытые места в колониальной администрации, участки земли, свечные заводики и рабов. Они надеются, что буржуазия будет подкупать массы за счёт колониального грабежа Украины, как это было в Англии, Франции, США в начале XX века. Чтобы больше грабить, нужно больше захватывать. Но мало захватывать, нужно ещё делиться крохами с мелкобуржуазными массами, которые поддержали войну. Однако этого не происходит, и наивные «патриоты», уповающие на милости буржуазии, пеняют правительству, что нет быстрых побед и, стало быть, нет желанного потока украинских богатств. Он есть, граждане «патриоты» — но не в ваши карманы!

3. Буржуазия имеет некоторые трудности в военных кадрах, но и эту задачу она может решить на основе вербовки безработных, использования призывной армии, частичной мобилизации ценных специальностей, полным изъятием всех призывных возрастов в ЛДНР. Что касается командиров. Всегда найдутся толковые майоры, которые желают стать генералами. Буржуазия может одурачить и купить этих майоров, получив на время способных командиров для грабительской войны и расстрелов трудящихся. Правда, в общих условиях империализма эти командиры быстро деградируют, выродятся как военные таланты и будут устранены. Буржуазии опасны Наполеоны, ей нужны кавеньяки и галифе, а также период, когда можно использовать таланты этих людей для международного разбоя и карательного дела, а затем списать их в расход.

Есть солдаты и младшие командиры, которые поддерживают «свою» буржуазию и «защиту отечества», поскольку одурачены и считают политику буржуазии своей политикой. Но не надо забывать, что те же самые трудящиеся, что летом-осенью 1914 г. с песнями шли «бить немца», за царя и отечество, в 1917 г. штыками кололи своих офицеров и отказывались воевать. И эти же люди в начале 1918 г. снова пошли воевать, потому что увидели своё действительное отечество, потому что политика большевиков была правильной политикой, а солдаты на деле убедились, что эта политика целиком отвечает коренным жизненным интересам рабочих, крестьян и солдат. Сегодня же война ежедневно на деле доказывает массам, что политика буржуазии враждебна интересам этих масс.

4. Что касается претензий западных империалистических государств. С 1992 г. украинская буржуазия защищает свой внутренний рынок от российского капитала. Чем агрессивнее становился последний, тем больше обострялись отношения двух стран.

С тех пор США и ведущие страны НАТО видели Украину в роли щита против российского империализма в интересах западных монополий. С одной стороны, мировой империализм был не вполне удовлетворён поправкой своих дел за счёт ликвидации СССР и желал ещё поставить под свой контроль буржуазную Россию с её огромным рынком и богатствами. Этому мешало развитие национальной буржуазии в РФ, которая в период благоприятной конъюнктуры, 1999 – 2013 гг., сама выросла в международного хищника. Этот хищник желает хозяйничать на рынках соседей — бывших республик СССР, одеть на трудящихся этих стран колониальную кабалу, прибрать к рукам рынки сырья, топлива, полуфабрикатов, электричества в Европе, Турции, на Ближнем и Среднем Востоке. Российская буржуазия хотела бы выбить оттуда своих конкурентов — монополии США, Британии, Франции, что неизбежно ведёт к переделу мира в порядке войны. Для РФ начинать передел удобнее всего было с Украины.

В свою очередь, политика Украины, в целом, выражала интересы западного империализма, стало быть, эта политика также подготавливала войну с Россией. Цель западных монополий в нынешней войне осталась прежней: заполучить себе контроль над российским рынком, выбить монополии РФ из Европы и бывших республик СССР, отобрать у российских магнатов районы, куда можно везти и вкладывать капиталы, взять себе ценное природное сырьё, одеть на российских трудящихся колониальную кабалу.

Не обязательно для этого расчленять Россию на куски. Для грабежа есть другие средства, среди которых смена правительства, захват отдельных территорий с устройством там «генерал-губернаторств» и т. п. Но для этого нужны, как минимум, две вещи: измотать российскую армию, вызвать в ней элементы разложения и истощить экономический тыл войны.

Отсюда — затяжной характер войны, который больше выгоден буржуазии США и ЕС, чем России, поскольку средств для ведения войны всё-таки больше у Запада, войну он ведёт чужими руками, а затягивание войны деморализует сильнее народ и армию России, чем народы и армии США и НАТО.

Ведущие монополии Запада заинтересованы в больших заказах на вооружение, топливо, военное сырьё и снаряжение. Такие заказы даёт длительная война. Рассчитывается за них украинский пролетариат и трудящиеся по тройной цене, поскольку весь жир из Украины высасывают международные империалисты, в т. ч. и украинские. Не стоит и говорить, что тройной гнёт и эксплуатация украинского народа ведут к невиданному падению уровня жизни масс и недовольству, что требует от властей ужесточения фашистского режима.

5. Реплику читателя, что «…раз за 3 месяца РФ не смогла победить Украину, то нечего их бояться» — нужно понимать так, что нечего пролетариату опасаться властей РФ, т. к. они обанкротились в военном плане. Но во-первых, военного поражения Россия ещё не потерпела. Факты таковы, что оперативный план войны менялся, стало быть, менялась и тактика боёв. Это нормально для любой войны. Войска РФ и ЛДНР вытесняют силы ВСУ на отдельных участках и захватывают города и районы, где быстро устанавливается администрация РФ или ЛДНР. Это тоже факт. У ВСУ нет значительных успехов, которые могли бы влиять на ход всей кампании. Украина медленно теряет свои позиции в результате наступления армии РФ и ЛДНР.

Успехи ВСУ заключаются в перемалывании войск РФ и ЛДНР в ходе активной обороны, в задержке продвижения сил РФ и ЛДНР, в выигрыше времени для подготовки обороны в тылах, в том, что России была навязана изматывающая затяжная война, которая, в целом, деморализует фронт и тыл, ослабляет политические позиции российской буржуазии.

Такое положение должно вызвать рост недовольства в тылу российского правительства, который может и должен оформиться в антивоенное движение масс. Однако поражение правительства в войне не ведёт непосредственно к его свержению, к революции. Оно способствует свержению, подводит массы к необходимости изменения жизни, шире открывает глаза рабочим на их положение. Это значит, что бояться правительства не надо, но и списывать со счетов его огромную реакционную силу — значит, недооценить врага, демобилизовать рабочих, понадеяться на самотёк, что военное поражение само собой сковырнёт фашистский режим. Само не сковырнёт! А вот укрепить — может, если миллионы рабочих и трудящихся будут по-прежнему дремать, опасаясь классовой борьбы больше голодной смерти. Посмотрите на Польшу 1921-1929 гг. Поражение в войне с РСФСР хотя и ослабило пилсудчиков на какое-то время, но затем привело к установлению полной фашистской диктатуры и поражению демократических сил. Почему? Потому что крестьянство и рабочий класс не смогли выступить в защиту демократии и против фашизма, хотя экономическое положение тех и других было самым бедственным в Европе. А политической партии, достаточно опытной, чтобы обойти все подводные рифы, достаточно гибкой, чтобы вести правильную политику с мелким хозяином, и достаточно авторитетной, чтобы повести за собой миллионы, у польского рабочего класса не нашлось. Возьмите Англию и США после поражений в Афганистане и Вьетнаме соответственно. Привело ли это к революции? Нет, военные поражения привели к ужесточению диктатуры, наступлению на демократию. Причина — политическая слабость рабочего класса этих стран.

6. Как можно оценить перспективы войны?

  • А) Нет таких «безвыходных» положений, когда буржуазию можно заранее сбросить со счетов, например, в связи с военным поражением. В борьбе за власть она обязательно найдёт пути и уловки, как усилить гестаповский режим, подкупить и одурачить часть трудящихся, повести их за собой. Она пойдёт на уступочки, чтобы расколоть рабочее и демократическое движение, напустит тумана, найдёт союзников за границей и т. д. Перед лицом революции проигравшая буржуазия может отдать полстраны своему врагу, лишь бы он помог сохранить капиталы и удержать рабов в узде. Вспомните, как вела себя французская олигархия в 1870–71 гг. и в 1938–1940 гг.

  • Б) Только массовое рабочее движение во главе демократического движения народа может спутать и опрокинуть военные и другие планы буржуазии. До сих пор мы оценивали положение дел без учёта классовой борьбы пролетариата, а ведь только она может радикально изменить отношение сил фашизма и войны, с одной стороны, и сил мира и демократии, с другой. Положить конец империалистической войне и фашизму может единый антифашистский фронт трудящихся. Никакое военное поражение «своего» правительства нельзя считать «автоматическим» избавлением от буржуазной тирании.

  • В) Кто бы ни победил в войне, это будет победа одного рабовладельца над другим. От такой победы положение «спящих» трудящихся ухудшится как в стране-победителе, так и в стране проигравшей.

  • Г) К войне на Украине следует относиться как к очагу новой мировой войны, ибо характер современного мирового хозяйства допускает расползание войны двух развитых государств до размеров мировой бойни народов.

  • Д) Борьба против фашизма есть борьба против войны. Пока трудящиеся дремлют, фашизм и война будут расти, не встречая препятствий. Такое положение может подвести народы на край гибели. Борьба с войной начинается с организации трудящихся в самых низах, во всех формах, от большевиков до честных попов, легальной и нелегальной, большой и крохотной, везде, где есть рабочие и другие рабы капитала. Иного пути к миру и жизни, кроме вовлечения в эту борьбу широчайших масс народа, нет.https://stalinline.ru/2022/06/13/o-perspektivah-vojny/

25 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Comentarios


bottom of page