top of page
  • Фото автораSABO

Самозащита человеческого


Наполеон при посещении Нормальной школы спросил Лапласа,

изложившего ему свою космогоническую теорию: – А где же у вас здесь Бог?

- Гипотеза о всемогущем существе мне не понадобилась

Предисловие Общности и язык

Еще в 19 веке язык информатики уже присутствовал в объяснении природы живого. Учение Сеченова об условных и безусловных рефлексах продолжилось учением Павлова о второй сигнальной системе. Наука уже исходила из того, что внешний мир, действительность отражается, проявляет своё влияние, взаимосвязь с внутренним миром живого организма через ощущения – сигналы органов чувств, образующие сигнальную систему. Этих органов сигнальной системы издревле насчитывали пять. Действие этих сигналов может быть безусловным, то есть независимым от жизненного опыта организма. Внешний сигнал вызывает однозначную цепочку сигналов управления организмом, выработанную опытом отбора в борьбе за существование видов и закрепленную в наследственных программах управления развитием и жизнью организма – это система безусловных рефлексов (пример – глотание, моргание, болевые рефлексы и т.п.). Это первая сигнальная система. В дополнение к пяти видам ощущений, шестым считали чувство интуиции, предчувствие, что на деле представляло не непосредственное ощущение, а опосредованное, полученное сочетанием всего комплекса ощущений с результатом функционирования внутренней модели окружающей действительности. Эта модель представляла собой действительно последовательность комплексов звуковых и зрительных ощущений, ощущений обоняния (вкуса), ощущений касания и равновесия, которые запомнились в мозгу живого организма. Внешнее воздействие включало эту модель действительности в действие, сигнал извне приводил в действие последовательность сигналов, повторяющих в модели сигналы, запомненные при восприятии внешнего мира. То есть возникал новый автоматизм модели – внешний сигнал порождал условный рефлекс, автоматическое, независимое от прочих внутренних сигналов действие. То есть устанавливался прямой автоматизм – внешнее воздействие – однозначный ответ, без моделирования всего комплекса причинно-следственных связей действительности. Возник сигнал – идёт цепь сигналов, обусловленных опытом и зафиксированных в памяти повторяемостью связи сигнала с его последствиями, то есть это чисто эмпирическое знание, внешнее проявление причинно-следственных связей, без обнаружения их внутреннего взаимодействия. Это уже моделирование действительности, отображающее движение в окружающей среде – движением отражений, образов в мозгу. Это образное мышление, использующее язык образов.

Общность жизни в условиях воздействий природы на живой организм, условия выживания его в борьбе за существование делает эту общность действенным фактором. Стаи перелетных птиц, стада травоядных, стаи хищников, семья. Этот фактор содержит и положительные и отрицательные воздействия. Демографический взрыв порождает конкуренцию в пользовании дарами природы – внутривидовую борьбу. Но семейная, племенная общность – порождает взаимопомощь в межвидовой борьбе, в защите от конкурентов и врагов.

Особенность близких по анатомии человеку животных – приматов – состоит в том, что они всеядны, общность более широкая, чем у чисто травоядных, или чисто хищников, и потому выживаемость их больше. Такое же положение и у семейства кабанов. Но вот использование для добывания средств существования такого органа как рука, возникшего из способа добывания пищи на деревьях, собирания плодов, породило возможность этот инструмент – руку – использовать для применения орудий – камней, палок, скребков для добычи питания. И как продолжение развития – не только использование естественных таких орудий, но и совершенствование, а потом и создание их. Появляется и продолжение такого явление как совместные затраты энергии для преодоления трудностей добывания пищи – совместный, общий труд. В стае хищников этот труд охоты происходит не столько с помощью обмена информацией охотников, хотя есть обмен сигналами – позой, движением, но главное – одинаковое понимание ситуации охоты, достигнутое обучением на опыте охоты стаи, то есть на общности охотничьего труда. У стада общность совместного добывания пищи заключается в общем кочевье в поисках пищи, наткнувшись на съедобное, он не может скрыть источник, он становится общим достоянием стада, и это источник выживания всего стада, это общность пользования природой. И здесь тоже мала степень взаимообмена сигналами. При создании орудий потребность в обмене сигналами возрастает, поскольку уровень производства орудий зависит от мастерства изготовителя, и это мастерство осваивается как индивидуальным опытом, так и обучением приемов, обеспечивающих успех мастеру. Этот опыт передается примером – зрительно усваивается и воспроизводится, и в дополнение к этому требуется обмен информацией. Так, в отличие от охоты или пастьбы на пастбище, требуются более тонкие действия руками, требующие объяснений, т.е. моделирования действий, какого-то языка жестов, а при нехватке такого обмена – ещё и звукового обмена информацией.

Рождается речь, язык – средство моделирования отношений в трудовой деятельности по созданию орудий труда. Предметам ставятся в соответствие звуковые сигналы, действиям – тоже свои созвучия – глаголы, свойствам предметов – прилагательные, свойствам действий – наречия. Это соответствие обладает свойством обобщения, отвлечения от несущественной для процесса общения информации, и выделения в первую очередь существенного для трудового процесса. Такие звуковые общения есть и у животных, и у птиц. Например, сигналы тревоги для стаи. Но такой информативности, как у сигналов для труда по изготовлению орудий, тут нет, а значимость этих обменов для выживания не менее существенна. С опытом движения становятся более определенными, изготовление более качественным, и с совершенствованием процесса труда совершенствуется и язык, все меньше места в нем жестам и все больше богатство оттенков. Он проявляет себя все больше как модель окружающего мира, и как прежде модель на языке образов, так и модель на языке звуков является действующей моделью. Движения в натуре, в среде, отражаются движениями, но не самими образами, а сигналами этих образов, вызывающими в процессе их осознания все комплексы ощущений в памяти. Эта система образов действительности менее красочна, менее информативна в своей конкретности, в деталях, более обща, абстрактна, но зато более информативна за счет обобщенности, именно за счет абстрагирования от несущественных деталей. Называя предмет «палкой» бывает, что нет необходимости уточнять длину, толщину, материал, вес и т.д. Такое абстрагирование позволяет воспринимать окружающий мир в более общих взаимосвязях, возникают возможности все большего и большего обобщения и осознания, то есть восприятия не только в деталях, но и во всеобщности и взаимозависимости. Возникает возможность моделировать не только эмпирические причинно-следственные зависимости, но и воспроизводить сами причинно-следственные цепочки взаимодействий и достигать все большей степени знания, воспроизведения механизмов взаимодействия. Возникает на базе знания – сознание, знание в совокупности всех взаимосвязей, то есть модель, подобие натуре которой становится все более и более полным. Возникает возможность в сознании (т.е. виртуально) воспроизводить действия в натуре, и предвидеть их результаты. Возможность предвидения, существующая и для образного мышления, становится все более действенной и глубокой, достигая абстрактных истин, и опускаясь от них до конкретизации.

На картине Ге «Что есть истина?» показано обсуждение этого абстрактного вопроса. Это спор сытого, благоденствующего, обласканного солнечным светом Понтия Пилата с изможденным, окутанным полумраком исхудалым и голодным, страждущим, обреченным на казнь Иисусом Христом. Ясно, что истина им нужна по-разному, и истина у них не одна и та же. Абсолютная и относительная, конкретная истина.

Философия, опыт мышления приводили к результату – «точная модель действительности – абсолютное знание, абсолютная истина – недостижима». Это умозрительное заключение в век кибернетики и теории подобия стало доказуемым.

Наша планета во вселенной

Вселенную сейчас полагают явившейся в результате первоначального толчка, взрыва. Эта гипотеза удовлетворяет папу римского и его академиков. Но жива еще гипотеза о вечно пульсирующей вселенной, где космическая пыль, материя – притяжением собирается в галактики, звезды, планеты, под действием этих сил тяготения разогревается до термоядерной реакции, взрывается и излучает.

Планета наша насчитывает около 5 миллиардов лет, и еще просуществует столько же, – так полагает современная наука. Энгельс говорил, что человечество если погибнет, то неизбежно в каком-то уголке Вселенной путь развития вновь возникнет и возникнет разум и новое человечество. Сегодня, пожалуй, позволительно проявить больше оптимизма. Последние несколько лет опровергнуто пессимистическое представление, что планеты в космосе – исключения. Оказалось, что наличие планетных систем – скорее правило. Их за последние два-три года открыты тысячи.

Человеческая жизнь может длиться по современным прогнозам до 200-300 лет, а пока – до ста не всегда дотягивает. Так что до срока угасания остается 5 000 000 000/100 = 50 000 000 – пятьдесят миллионов поколений как минимум, а более вероятно – раза в два-три больше: детородность длится меньше 100 лет – в два-три раза. А человечество существует около 3,5 млн. лет, это поколений 40-50 тысяч, если учесть, что люди умирали еще моложе. То есть, значит, у человечества еще времени для совершенствования в тысячу раз больше осталось, чем оно прожило на планете. И не исключено, что мы обретем такую силу знания, что предотвратим гибель, сможем либо переселиться, либо создать себе приемлемую среду обитания в космосе. Жизнь на планете возникла 3,5 млрд. лет назад и как ей сохраниться – мы уже сегодня озаботимся. Как планеты и галактики возникали – человечество пыталось понять с древнейших времен, честь и слава человеческому разуму, что даже еще на заре своего возникновения, на заре существования – человечество пыталось объяснить, понять происходящее в действительности. Кто же упрекнет его, что по своему подобию оно создало для себя богов, очеловечивая природу. Первый философ, что предположил, что было начало мира, и сначала было слово, логос, – уже заслуживает благодарности за пытливость. Прошли века, практика дала нам информацию об окружающем нас мире, а когда мы, обогатив свои знания и поумнев, подняли в космос свои аппараты, практика в космосе дала нам новые знания, и у человечества родились новые гипотезы и новые открытия. Мы уже знаем, что без материи нет времени, что пространство не прямолинейно, что энергия может переходить в материю и обратно. Даже есть гипотеза академика Козырева о взаимопереходе времени в материю и обратно, говорят только – достаточно ли она безумна, чтобы быть верной. Знаем о прерывности, дискретности энергии, о ее квантованности, но не знаем – прерывны, дискретны ли пространство и время, или они непрерывны. Знаем, что поле электромагнитных сил образует фотоны, электроны и т.д., а элементарных частиц поля сил тяжести – гравитонов – не нашли, и скорость распространения возмущений в этом поле, подобную скорости света – не знаем. Знаем, что галактики спиралевидны, и недавно узнали, что они имеют в центре воронку, черную дыру, куда устремляется материя, а что там с ней происходит – вопрос. Выдвигаем гипотезы о темной матери и темной энергии, об антиматерии с другим знаком спина, об аннигиляции, но все еще не уверены в адекватности этих гипотез. Мы еще на пороге открытий в этой области нашей практики, мы еще не полностью осознали единство прерывности и непрерывности даже света, – как это – прав и Ньютон с пониманием света как потока частиц, и правы его оппоненты – Гук, Гюйгенс, Френель с их пониманием волновой природы света. Мы так привыкли к тому, что движение передается через касание, что забываем, что молекулы не касаются друг друга, что передача движения идет через взаимодействие полей сил между атомами и внутри атомов. Сами мы настолько прозрачны для этих полей, что нейтрино пролетают сквозь нас, почти не взаимодействуя, чуть затрагивая наши спиралевидные молекулы, несущие наследственную информацию. Еще недавно мы даже не представляли себе, что изменения нашей наследственности могут происходить не только по одному атому, а группами, перенося в последовательность наследственных программ целые подпрограммы этих цепочек. И в этом году Нобелевскую премию получили генетики, обнаружившие, что флюктуации гена формы тела живого организма довольно просты и эффективны для вариации корпуса организма. Только недавно обнаружилось время возникновения в организме светочувствительного белка, означавшего возникновение зрения.

Да что там, мы до недавних открытий не придавали значения наличию по краям глаза у человека белков и их отсутствию у остальных животных, наряду с тем, что давно знаем – у человека есть центр речи и центр владения рукой, они взаимосвязаны, а у остальных организмов этого нет.

Информативность взгляда, как и богатство мимики, и развитый обмен звуковыми сигналами – для сотрудничества в труде, для обретения братства, взаимопомощи – нужны и полезны. А для закона взаимопоедания, для закона джунглей – они мешают и жертве, и хищнику, выдавая, обнаруживая врагу их намерения.

Мы уже познали силу знания. Знание – сила, и очень большая, и атомная бомба нам это показала. Когда Наполеон посетил Нормальную школу в Париже и выслушал изложенную Лапласом его космогоническую гипотезу, он поинтересовался – «А где же у вас Бог?». Лаплас ответил – «Гипотеза существования всемогущего существа мне не понадобилась». Уже тогда. А сейчас у Бога осталось еще меньше сфер, где его могут укрыть от разоблачения. У Марка Твена девочка спрашивала маму – почему молния убила тетю Полли? «Бог наказал её за грехи». А уже был придуман Франклином против Всемогущего громоотвод, и Всемогущий оказался тут бессилен.

Ленин при открытии электрона ожидал неисчерпаемость и его самого. И верно, в его составе обнаружили кварки. Сейчас семейство этих наиэлементарнейших частиц, обозначаемых цветом в названии, так разрослось, что уже и цветов в палитре не хватает.

Чудесное, но естественное – возникновение жизни

Мы еще строим наши космогонические гипотезы, предполагаем, что солнечная система порождена взрывами на Солнце, почему и вращаются планеты в одной плоскости орбит. Остывала высокотемпературная плазма. Из кварков, из плазмы при остывании планеты образовались элементарные частицы, протоны, электроны, они выстроились в планетарные конструкции атомов, которые по законам взаимодействий материальных полей, (которые еще тоже предстоит познать), образовали химические соединения – молекулы. На стыках остывающих монолитных платформ материков в океане через трещины выделялись из недр различные химические элементы, вступали в химические реакции. И сейчас еще в Тихом океане и в Атлантическом есть такие разломы, где образуется насыщенный бульон неорганических и органических соединений. Многообразие этих комбинаций атомов и молекул проявлялось в появлении и исчезновении самых различных вариантов веществ. Среди этих вариантов за многие годы проб и ошибок не могло не случиться, не могло не состояться образование первичных нуклеиновых молекул, представляющих собой матрицу, на которой формируются такие же точно нуклеиновые молекулы. Это уже начало жизни. Если до этого случаи обмена случайных частиц материи с окружающей средой не сохраняли себя, то здесь уже возникло воспроизводство. Из среды, содержащей компоненты – строительный материал, для нуклеинового объекта – строился сыновний, наследующий структуры и свойства объект. Возникла жизнь. И уже начался естественный отбор, следствие прямых и обратных связей. Началось взаимодействие и борьба противоположностей, борьба противоречий. Возникла потребность у индивидуального объекта самосохраниться. То, что самосохранялось – продолжало жить, в наследниках. И все механизмы, способствующие сохранению, возникая под внешним влиянием среды – сохранялись, программы самосохранения нарастали и самосовершенствовались, образуя безусловные рефлексы самосохранения, инстинкт выживания.

Материя в мире представляет собой внешнюю по отношению к внутреннему миру, к сознанию среду. Опыт существования в этой среде и осознание его породил науку. И по ее современному состоянию установлены свойства этой среды, – основными из которых являются положения о том, что мир представляет собой материю, которая существует во времени и пространстве. Это опытный, наблюденный факт, эмпирический. Второй факт – материя находится в постоянном движении, преобразовании. И это факт тоже эмпирический. И третий момент – материя многообразна, но едина. И все в мире взаимосвязано отношениями причинности. Этот факт установлен тоже эмпирически из наблюдений свойств объектов материи. Опровержения ему не встречалось, хотя из абстрактных рассуждений возникают предположения о беспричинных явлениях – бифуркациях, когда якобы возможны равносильные воздействия на выбор пути движения, и он ничем не обусловлен. Принцип причинности – принцип детерминизма – порой в науке оспаривается, но опровергнуть его не удается, поскольку нет наблюденных прецедентов.

Жизнь, как отражение движений материи во внешнем мире

Взаимосвязанность означает наличие не только прямых, но и обратных воздействий. То есть, воздействия объекта на внешнюю среду изменяют ее и вызывают соответственно воздействие среды на объект в процессе суммарного движения среды, материи. Это означает свойство автоматизма – создавая воздействие, объект создает сам воздействие среды на себя. Это процесс отражения в природе и ее самоотражения в себе, в отдельных ее областях: – движение – в живой материи. В работе Ленина «Марксизм и эмпириокритицизм» дано определение сознания как высшей формы этого отражения. Там же отмечается, что единство мира выражается в удивительном подобии дифференциальных уравнений, отражающих природу самых, казалось бы, различных явлений: механических и упругих явлений в сплошных средах, явлений гидродинамики, аэродинамики, электро- и магнитодинамики и т.п. Момент подобия в мире присутствует вообще в природе отражения материи на саму себя, и связан с явлением причинности и следования. Движение материи, связанное с воздействием самого на себя и с воздействиями среды – представляет собой следствие этих воздействий, представляет собой результат, память этих воздействий. Этот след является памятью, отражением, материальным последствием, информацией о воздействиях, и в принципе допускает ретроспективное воссоздание истории движения.

Это свойство отражения в неживой природе проявляется, например, в следах оледенения – моренах, в процессах приливов и отливов под действием притяжения Луны. – Отражение какого-то явления является информацией о причине следа, то есть отражение насеет в себе информацию о причине отражения, отраженный образ является, в каком-то отношении, образом оригинала, в чем-то подобен оригиналу.

Каждому из элементов, составляющих множество, образующее оригинал по какой-то зависимости ставится в соответствие один из элементов множества, образующего модель оригинала. Для того чтобы явления в оригинале были подобны явлениям в модели, необходимо, чтобы они отвечали условиям подобия. Этими условиями являются равенства критериев подобия. В теории размерностей доказана знаменитая «пи-теорема» о количестве безразмерных критериев подобия (безразмерных комплексов из параметров явления), определяемом количеством независимых размерностей всех параметров, влияющих на явление, участвующих в его возникновении и протекании. Подобие возможно полное и неполное. В кибернетике доказывается, что полное подобие возможно лишь при полной тождественности модели и оригинала. А частичное подобие в какой-то области и по какой-то характеристике – определяется совпадением критерия подобия по этой характеристике. Так подобие явлений трения обеспечивается совпадением критерия – (числа) Рейнольдса у модели и у оригинала. Подобие по явлениям упругости и ударных волн в аэродинамике – по числу Маха (названо в честь автора эмпириокритицизма, наставника в философии Эйнштейна, со временем освободившегося от этого влияния).

В знаменитой кибернетической модели живой черепашки – внешняя среда (оригинал) представляла собой солнечный луч, от него через фотоэлементы батарея заряжалась. Луч передвигался, черепашка оказывалась в тени, и фотоэлемент переключал ток на включение двигателя. Черепашка совершала случайные движения и методом проб и ошибок находила место, освещенное лучом. Фотоэлемент переключал ток на зарядку батареи и отключение движения. Движение черепашки в конечном итоге повторяло движение луча, модель движения луча – это движение черепашки. Программа действий черепашки повторяла программу луча, была моделью программы поведения луча.

Рождение живого объекта, обладающего свойством наследования, создавало другую ступень отражения в природе. Мало того, что процесс отражался процессом, он запоминался. Воздействие извне, вызвавшее движение живого организма, при повторении вызывало повторно – то же самое движение. Это свойство рефлекса. И если эти рефлексы, порожденные свойствами организма – его структурой, химизмом и иными механизмами, приобретенными при случайных изменениях в организме, если они создавали преимущества сохранения организма – они проявлялись и в потомстве, поскольку воспроизводились матрицей – наследственным веществом. Те изменения, которые не порождались изменениями в матрице – не сохранялись при воспроизводстве, при мультипликации организма. Таким образом, программы наследственности осуществляли повторение процесса образования вида в процессе воспроизводства, индивидуального развития каждого потомка. Это в науке называется явлениям подобия онтогенеза и филогенеза, их соответствия.

Понимание внутренних программ развития поведения организма, как моделей внешних программ взаимозависимостей явлений позволяет современно взглянуть на вопрос: «Что есть истина?» Этот вопрос на картине Ге обсуждают Понтий Пилат и Иисус Христос. И это же основной вопрос философии, его парафраз. Это вопрос соответствия, вопрос подобия модели и натуры, вопрос их адекватности. И это же вопрос об абсолютной и относительной истине, вопрос диалектики природы и мышления, бытия и сознания, вопрос о сути и механизме мышления.

Есть ли душа?

У Федора Толстого есть серия рисунков, изображающих историю Психеи и Амура. Психиатрия и психология – это названия областей науки, исследующих болезни и движения души. И в упомянутой серии Психея называлась не по-гречески, а по-русски – «Во всех ты, Душенька, нарядах хороша». Проявления души известны: что-то сделать ото всей души, ото всего сердца, проявить в сердечном волнении душевное волнение, вообще все связанное с эмоциями – это проявление души. Эмоция – это движение, непосредственное проявление чувств в ответ на внешние воздействия. Это осуществление закономерностей типа, «Каков вопрос, таков ответ», что определяется программами реагирования, поведения. Вот у вас компьютер, интеллектуальный, как обозначено, аппарат. Никто его не освящал, не кропил святой водой, не крестил в купели, и ангел-хранитель во спасение его души не приставлен, продать свою бессмертную он не способен. Оберегать его от лукавого не надо, и желать ему – «храни тебя бог» – бессмысленно. Есть у него душа? Психология отмечает четыре темперамента, четыре типа проявления душевных реакций – холерик, сангвиник, меланхолик и флегматик. Если есть темперамент, надо полагать, есть и душа. Вот академик В.Глушков пишет, как меняя параметры программы реагирования компьютера на сигналы испытателя в виде словесного общения между компьютером и испытателем, менялись параметры этого реагирования, менялся темперамент. При одной настройке – компьютер недоверчив, насторожен, нетороплив, просто флегматик какой-то: каждое слово встречает вопросом, по многу раз уточняет. А при другой настройке – быстр, доверчив, открытая душа, душа нараспашку, просто холерик какой-то. Аналогия с душевными движениями, с эмоциональностью просматривается очевидное – душа – это комплекс программ поведения. Кстати и у животных, у которых, вроде и не может быть души, их никогда не крестят, (за исключением Анатоля Франса, который заставил своего героя сослепу окрестить обитателей «Острова пингвинов»), мы все-таки наблюдаем душевные волнения. Так волнуется собачка, когда, скажем, ждет хозяйку у магазина, или видим, как пугается мышонок, застигнутый врасплох. Или видим ласковость собаки к своим щенкам.

Академик Н.М. Амосов, оперировавший сердца, автор повести «Мысли и сердце», работал у Глушкова в институте Кибернетики. Он написал популярную брошюру «Моделирование мышления психики», продолжив труды великих Сеченова и Павлова о рефлексах, о сигнальных системах, об условных рефлексах. И продолжил и работу Сталина «О вопросах языкознания». В годы хрущевщины приходилось слышать насмешки – нашёл время обсуждать языкознание, или – «еще один философ нашёлся, примитивной главы о диалектике в «Кратком курсе» ему мало». Сейчас, сталкиваясь с винегретом во многих мозгах, лучше ценишь то, как по примеру Ленина, отстоявшего философскую базу марксистского мировоззрения в «Марксизме и эмпириокритицизме», Сталин проложил путь для философского понимания вопросов бытия и сознания, вопросов создания базы для этих исследований уже на уровне кибернетики. Отстаиваемый им марксистский тезис о том, что без языка нет сознания, что язык есть средство отражения действительности, инструмент отражения в сознании бытия, внешнего мира подводил к новому ракурсу, под которым представлялся основной вопрос философии. Сознание выступало как модель натуры. И вопрос абсолютной истины уже трактоваться мог как соотношение модели и натуры. Действительность бесконечно развивается, материя движется, и чтобы модель была полностью подобна натуре – ей надо быть тождественной натуре, и, стало быть, абсолютная истина недостижима, А во всякой относительной истине, то есть в частичном подобии – содержится часть абсолютной истины, то есть, в познании есть движение к абсолютно истине. Мир познаваем. Среди ранних популяризирующих кибернетику работ следует обязательно отметить книгу замечательного инженера и мыслителя Л. Теплова «Очерки о кибернетике», теперь уже ставшую библиографической редкостью. Опровергая метафизические, упрощенные подходы к пониманию мышления, которым отдали дань и Малешот, и высоко ценимый Марксом и марксистами Дицген-отец, полагавшие, что мысль вырабатывается мозгом подобно тому, как печень вырабатывает желудочный сок, Теплов с марксистских позиций много способствовал распространению восприятия мозга как автоматической информационной модели бытия.

Есть ли мышление у животных? С душой, думаю, все ясно у животных, в эмоциях мы с ними если не равны, то схожи, они даже порой нам дадут сто очков вперед – пугаясь грядущих землетрясений, они и нас успевают предупредить своей паникой. А как насчет мышления, сознания? Чего мы не можем отрицать, так это наличия у них образного мышления. Охотники, слушая переживания собак во сне, – определяют безо всяких сомнений – вот сейчас ей снится гон зайца, или лисы. Такая форма мышления знакома и художникам, да и рядовым гражданам. Мы сны ВИДИМ. И даже слышим. Это мышление образами, без участия языка, абстракции здесь не встречаются, здесь ощущения, впечатления, чувственная модель, воспроизводящая возможные в действительности, виртуальные ситуации – ситуациями в коре и подкорке головного мозга. Как идут эти процессы – предмет исследований на передовом рубеже науки. Свойство мозга сохранять (даже при поражениях, скажем, инсультом участков коры) память и программы, по которым реализуется ход мысли – еще загадка. Высказываются суждения о наличии аналогии с голографической фотографией – волновой фронт, зафиксированный на фото, порождает все изображение в целом, даже при обрезании голограммы. Только степень подобности уменьшается. Академик Бехтерева сообщала уже, что загадка действия сознания разгадана, и японские исследователи извещали, что наблюдали изображение креста, переданное зрением и повторяемое поверхностью коры головного мозга. Наблюдения за процессами в коре головного мозга давно отмечали, что ход мысли сопровождается перемещением по коре пятна нервного возмущения, но до сих пор механизм этого движения не ясен.

Однако, хотя и упрощенное понимание преобразования информации в мозгу как подобия движению сигналов в памяти компьютера, пока еще и не привела к решению тайны мышления, тем не менее, многие факты говорят, что аналогия движения нервных возбуждений в нервных волокнах и в соединениях памяти компьютера – многообещающа. Японские ученые уже сообщали, что созданные ими устройства, аналогичные нейронам в нервных цепях организма, уже позволяют создавать роботы-автоматы, способные осуществлять осмысленный поиск во внешней среде.

Когда-то Конан Дойл написал фантастический рассказ «Марракотова бездна», где представил себе общество Атлантиды, где научились передавать образное мышление непосредственно из мозга в зрительное поле читателя. Об этом же варианте общения мечтал в своем рассказе «Десятая планета» и фантаст Беляев. Те работы, что сейчас идут на этом направлении – уже обещают, что такая мечта перестанет быть фантастической. Сейчас встречаются сообщения об открытиях в части понимания механизма получения из памяти информации. Этот процесс – тоже под прицелом исследователей. Проблемы забывчивости и извлечения из памяти преподносят до сих пор сюрпризы. Известно, что при некоторых заболеваниях встречаются случаи хранения в памяти, казалось бы, забытой информации, когда студентка в бреду вслух читала целые главы учебника так, словно его видела. А выздоровела – никаких знаний этого предмета не обнаружила.

Как итог, можно отметить, что возникновение живых организмов создало новую сферу бытия материи, соответствующие ей закономерности, которых до той поры не было – физиологию живого и её законы. Разумеется, эти законы имели основой законы неживой материи. Развитие живого в природе создало и закономерности психических процессов и процессов высшей нервной деятельности в мире живого. И сам мир живого, развиваясь в своем движении, создавал отношения в своей среде, подчинявшиеся законам сообщества всего живого.

Разделение полов

От возникновения живого до возникновения разумного прошли миллиарды лет. И почти того же порядка длилось развитие до возникновения всего лишь многоклеточного. Простейшие организмы, хотя и простейшие – очень сложны, и процессы в них тоже сложны. Пока нуклеины обрели оболочку, вакуоли, хромосомы и все прочее, пока сложился химизм клетки, электрические и все прочие процессы, отладилась физиология клетки – и все это методом проб и ошибок – сколько же было этих самых ошибок, как поток воспроизведения жизни сопровождался в миллионы раз большим потоком погибших, не прижившихся, не выдержавших проверки реальностью. Сколько же должно было пройти времени для развития многоклеточных, а тем более обретших психику и сознание существ, куда более высших по сложности, чем простейшие. А это время оказалось на порядок меньше. В чем дело?

Скорее всего, дело в том, что отбором была создана технология сохранения наследственной информации. В процессе развития важно соотношение устойчивости и изменчивости ее. Если устойчивость абсолютна, неизменяема, то изменение среды обрекает живое на гибель. Если наследственность слишком неустойчива – полезные для сохранения свойства не сохраняются, а подвергаются изменчивости и никакого отбора не происходит. Простейшие, микробы и бактерии мультиплицируются делением, но это не означает, что они сохраняют вечно свой материал: клетки и гибнут, и, одновременно присоединяют из среды материал для воспроизведения на матрице. Сохраняется не материал, а информация, закрепленная в матрице. Подобный вопрос стоял и в споре генетиков с Лысенко. Если лишь хромосомы несут наследственность, то выходит это какое-то вечное вещество, говорил Лысенко. Выходит, что вы подразумеваете его божественное происхождение. А генетики до тех пор еще не догадывались о принципе матрицы для сохранения наследственной информации. Что же обеспечивает нужное соотношение устойчивости и изменчивости? Низшие растения и животные меньше требовали для своего сохранения устойчивости. Наследственный код программ не был очень большим, соответственно не был так уязвим для ошибок. Размножение не сильно отличалось от деления простейших – организм приобрел органы, производящее делящиеся клетки – споры, несущее в себе программы развития. Но даже растения, более сложно организованные, чем папоротники, уже получили преимущества для сохранения сложных наследственных программ, когда у них возникло разбиение делящихся клеток на мужские и женские. Когда вместо одной споры возник механизм деления лишь спарившихся двух спор, имеющих набор хромосом, полученный объединением двух половин набора хромосом каждой, возник тот же эффект, что и при проверке диктанта. Ошибка в наследственном коде одной споры компенсируется наличием второй безошибочной половины набора другой споры, это был как бы один проверяющий и исправляющий ошибки, а третий проверяющий уже не был нужен для устойчивости – надо оставить и возможность изменчивости. Таким образом, разделение на полы открывало повышенные возможности и для развития, и для сохранения вида. У растений в основном реализовалось разделение на полы в разных цветках на одном растении, хотя у некоторых (облепиха) образовалось и разделение на растения с женскими, и растения с мужскими цветами.

У животных тоже встречается изредка существование органов размножения и мужских, и женских в одном организме – например, у дождевых червей. Но способность к независимому перемещению (у растений пыльца переносится либо ветром, либо насекомыми) у животных создала два механизма – либо соединение половых клеток вне организма, как соединение жидкости молок и икры у рыб и земноводных, либо соединение в половом контакте органов размножения мужских и женских особей – самцов и самок. Начиная с самых ранних стадий развития, возникал механизм спаривания. Это информирование о наличие готового к спариванию существа. Это выделения специальных желез со специфическим запахом и работа чувствительных органов обоняния, как, например, у летающих насекомых. Но самым мощным побудителем спаривания и воспроизводства стало обретение инстинкта размножения – полового инстинкта. В нервной системе появился центр удовлетворения потребностей, и он обеспечивал размножение, создавая сигнал удовлетворения для этого центра при осуществлении акта спаривания. Для этого органы размножения обрели чувствительные зоны – эрогенные, которые тот сигнал удовлетворения и вырабатывали. Кормление потомства также порождало в сосцах матери сигнал удовольствия. Таким образом, эти врожденные рефлексы обеспечивали, безусловно, воспроизводство вида. Разделение функций в воспроизводстве у самок и самцов породило и особенности полов, причем, не только физиологические, но и в типах поведения. Запас средств выживания у самки был больше чем у самца, поскольку это способствовало выживаемости потомка. Острота, сила чувств так же по этой причине выше у самок – зрение, слух, и обоняние. И отношение к потомству также было разное, условные рефлексы самки при общении опирались на безусловные рефлексы удовольствия от кормления. Ласковое вылизывание малыша, бережное отношение к нему, восприятие его как источника удовольствия, дополнялось условным рефлексом защиты его. Так возникают рефлексы более высокого порядка, когда безусловный рефлекс оказывается менее сильным, чем условный. Самка зачастую способна пожертвовать своим существованием, чтобы сохранить потомство. Возникают задатки для последующего возникновения поведения более высокого порядка. Более новые типы поведения складываются на базе этих различий функций, рождают и разные типы мужского характера. Уже в животном мире, у самок – вырабатывается тип – возлюбленной, матери, натуры женственной, любимой. И вырабатывается тип мужественный, с мужским типом поведения, защитника своей семьи, самки, потомков. Когда хищники окружают стадо буйволов – буйволы становятся в круг, защищая рогами своих самок, своих телят внутри круга. Когда в логово зверя рвется хищник, на защиту встает самец, его поддерживает самка. Это еще зачаточные варианты отношений, еще почти автоматические, почти непосредственные.

Стоит прочувствовать особенности мужского и женского начал, как неразделяемых сторонах человеческого по их становлению из прошлого растительного и животного мира. Ведь у женщин запас прочности – на двоих, поэтому вдовцов меньше, чем вдов, и в блокаду в Ленинграде так было. Физиология разная, у женщин она основательней, мужское начало образовалось в мире живого – позже, как дополнительная проверка наследственного кода, ради баланса изменчивости и устойчивости. И физиологически сложилось формирование полушарий коры головного мозга: – одна – ведает логическим мышлением, другая – образным, аналоговым. И в соответствии с разделением труда у мужчин проверка практикой развила логическое полушарие, а у женщин образное Соответственно, у мужчин сильнее логика, количественные определения, механизмы, действующие в мире, взаимодействие, скелет действительности, перевес общего, абстрактного, схематизация, сознание. А у женщин эмоциональное, образное мышление, перевес психики над сознанием, плоть действительности, воплощение действительности, сопереживание, сочувствие, нежность. Они самоотверженнее мужчин. И это начинается со времен динозавров – птицы их современники. И птица-мать – себя не щадит, защищая птенца. И мы, вообще-то, принимаем за чисто человеческие качества – верность, избирательность любви. Но верность лебедей, семейная верность, общность в строительстве гнезда – даже на таких ранних этапах развития – уже сложились. Довелось наблюдать семейные отношения грачей у себя под окном. Грач принес ветку, грач-самка стала ее прилаживать в гнездо – и так, и сяк, и выбросила – не подходит. Он слетел и вновь принес ей, она сразу выбросила и что-то каркнула ему. Он снова принес, положил и каркнул, а она снова наорала на него и выбросила. Семейная жизнь!

Так удивительно ли, что человеческое существование, обогащенное культурой и осознанием своих отношений – делает еще более неразрывным единство полов, их взаимо дополняемость. Интересно, что глубокое воздействие на человека оказывает единое взаимодействие обоих полушарий мозга. Это заметили еще шаманы, деятели религии – песнопения совмещают образное представление чувств в мелодиях, а слова текста песни воздействуют на логические свойства мозга, и оба воздействия усиливают друг друга – в восприятии мелодии участвует абстрактное, а в словах присутствует конкретное чувство. Вот так же и в семье качества мужского и женского усиливают одно и другое. И это выражается в прочности и многосторонности семейных уз.

С появлением сознания роль поведенческих программ и типов поведения становится все более опосредованной сознанием, предвидением последовательности причин и следствий.

Возникновение высшей формы отражения – сознания. рождение общества и законов его развития.

Вот этот этап получил меньше всего нового в наших представлениях. Человек поднялся с четверенек, использовал руку как инструмент труда по созданию орудий. В ходе совместного такого труда и труда собирательства, охоты, скотоводства и земледелия, общаясь, обретя средство общения – язык жестов, мимики и звуковых сигналов – слов, обретя язык, как инструмент общения, он обрёл инструмент создания сознания – модели действительности и причинно-следственных связей в ней. Человек получил возможность предвидения, возможность прогнозирования последствий своих действий, получил возможность объяснения мира, познания его и преобразования его.

Его знание и возможности прогноза не абсолютны, еще играет роль в жизни метод проб и ошибок. Но подымаясь в прогрессе к уровню коммунистического общества – он все больше обретает прогностические способности. Возникнув как существо общественное, по природе своей ориентированное на общество, на взаимодействие и взаимоподдержку себе подобных, он обретает человечность, и можно формулировать это так, что – сколько в человеке общественного, столько в нем и человеческого. Моделируя в своем сознании действительность, он моделирует и общество – новую сферу бытия и движения нового вида материи – общества, познает законы его развития. И, что существенно – он познаёт самого себя, как капельку океана – общества, которое в этой капельке отражается.

Вспоминается у Е.Шварца наказ мачехи Золушке – прежде чем пойти на бал, сделай то, другое, третье, а в заключение, милая девочка, – «познай самоё себя» Такой пустячок, на который, бывает, и всей жизни не хватает.

Познание законов развития общества приводит к пониманию политэкономии классов. Для рабочего класса это общественное производство, управляемое общественным предвидением, насколько его хватает. И тут как не вспомнить народную мудрость: – не ошибается тот, кто ничего е делает. Ленин говаривал, что упрекают порой основателей марксизма, что они ошибались в своих прогнозах революции вслед за кризисами. Да, такое бывало, но насколько продуктивнее такие ошибки в сравнении с безошибочностью бездеятельных критиков. А рабочий класс, говорил Ильич, пойдет вперед в своей борьбе, порой ошибаясь, поправляясь, и добиваясь победы. Каждая кухарка сможет научиться управлять страной, и это будет истинная демократия. А потому Ленин призывал учиться, учиться и учиться. Усваивать культуру, обретать накопленные человечеством знания. Служить обществу.

Социальность и асоциальность.

Быть человеком, следовать своей природе, служить обществу. Это значит быть гуманным. Нам твердят:- исповедуй гуманитарность, цени общечеловеческие ценности, будь толерантен. Так что же – человечность, гуманизм, общечеловеческие ценности – это ценности индивидуума? Индивидуум и есть субъект общества, его смысл и его цель? Можно, конечно, это понимание совместить с гармонией, только абсолютная гармония – это абсолютное отсутствие противоречий, абсолютный покой и отсутствие движения, развития, застой – умирание. Нет, гуманизм это совсем иное. Это – цени в человеке общественное, человеческое, развивай его, – в иерархии целого и частного, общества и его капельки – человека.– В этой иерархии – приоритет только общественному. Не будет частицы – целое сохранится, не будет целого, не будет и частного. Это и есть социальная ориентация. В такой постановке, а иной и не может быть в обществе людей, отнюдь не исчезает личное, просто оно перестает быть самостоятельным, самодовлеющим и независимым от общественного. Общество поддерживает баланс соотношений личного и общественного. Нет развития общества без развития личности. Ленина спрашивал интеллигент, в хорошем значении этого слова, писатель Короленко – как при такой дикости простого народа, его невежестве, да еще при одичании в невзгодах мировой и гражданской войн, можно рассчитывать на создание справедливого общества? Но Ленин отвечал – из капитализма они иными появиться просто не могли. Но завоевав власть, они совершат культурную революцию, обретут и усвоят достижения науки культуры.

В числе достижений культуры нельзя пренебрегать культурой отношений полов. Казалось, это чисто личный вопрос, вопрос личной жизни, личного счастья, и общество здесь не причём. Однако еще с древних времен оно вмешивается, создаёт свадебные обряды, создает нормы морали по поводу этих личных отношений, даже вводит уголовные наказания в области этих отношений. Как мы видели из предыдущих рассуждений, нет сомнений, что и само разделение на полы, и отношения полов в мире живого связаны с воспроизводством вида, а в обществе – с воспроизводством человеческого общества. Обретя сознание, живое, т.е. человечество, научилось избегать обязательств перед природой. То, что возникло для воспроизводства рода – появилась возможность разделить на обязанности и на удовольствия. Контрацептивы, предохранительные средства позволили не рожая, заниматься сексом, то есть получать только удовольствия. В компенсацию человечество получило возможность на базе такого поощрения наращивать культуру отношений, культуру любви и верности. Сквозь наслоение интересов меркантильных, вопреки проституированию брака при господстве буржуазных отношений полов, пробивался присущий природе человека гуманизм, утверждавший отношения любви, верности, духовности. Здесь секс был лишь технической стороной отношений любящих, а их истинным содержанием была самоотверженность доставления радости любимому, удовольствие более высокого порядка, чем сам человек получает непосредственно. Здесь присутствует и культура человека, его общественное бытие, а совместно с рождением потомства осуществляется забота о будущем обществе.

Секс без любви, секс эгоистический, основанный на потреблении удовольствий низшего порядка, порожденный неспособностью справиться с извращенными инстинктами – унижает в человеке Человека, опускает на четвереньки, он обществу неприемлем в любой форме, в форме разврата, в форме насилия, мазохизма и других извращений, даже не в гомосексуальной форме. Но в гомосексуальной форме – как бы это ни маскировалось дружбой, мировоззрением – эгоистичность, асоциальность выступает в неприкрытом виде. Природа не создала предпосылок для этой формы отношений между людьми (хотя не исключила отклонений).. Сейчас под влиянием искаженных буржуазией установок общественной морали, установок на искаженное понимание свободы личности, на приоритеты частного перед общим, разрушается культура отношений полов. Во Франции недавно прошла демонстрация против права гомосексуалистов на усыновления. Лозунг был – «Одна мама, один папа!». Общество понимает опасность воспроизведения антикультуры отношений полов в новых поколениях. Но безразличны ли обществу и попытки сделать в сегодняшнем обществе морально допустимым отрицание этой культуры. Ведь общество соблюдает ценности материнства и отцовства. При возникновении общества утвердились нормы женственности и мужественности, нормы красивого и уродливого, нормы стыдного и бесстыдного. Кант не знал, откуда возникает закон морали в человеке. Мы уже знаем – наш опыт жизни отбирает для нас нормы поведения. Вот в снегах, на севере, в районах низкой плотности населения, где средства жизнеобеспечения крайне скудны – была норма – помогать старым уйти в мир иной, чтоб не объедали способных продолжать жить и трудиться. Норма – обусловленная реалиями бытия, род этих народов выживал благодаря такой, вроде негуманной, норме поведения. Сколько не оплакивай, но для общества, для этих племен – это был гуманизм. Другой случай, у этих же народов – если у тебя гость издалека и ты не положишь с ним свою жену – тебя морально осудят. Забота об удовольствии усталого путника? Вряд ли. Забота о жизнестойкости общества, племени. Близкородственная наследственность чревата появлением в обоих наборах хромосом совпадения ошибок кода наследственных программ. Как у династии Габсбургов – одинаковая выпяченная губа и одинаковая гемофилия. Норма такого гостеприимства – рациональна. Хоть и коробит наши современные моральные чувства.

Совсем иначе с гомосексуалистами. Никаких реальных поводов для их общения нет, кроме стремления к запретным удовольствиям. Здесь начисто отсутствует какой либо повод, кроме извращения человеческой природы. Это поведение по типу – чем запретнее, тем желаннее, плевать на общественное осуждение, мораль, на все, что создано человеческой культурой. Вот это заставляет признать, что если такие извращенцы берутся проявлять активность в политической жизни и уверять в своей приверженности интересам общества – верить этому нельзя. Они в принципе враждебны обществу, как бы они ни хотели сделать общество терпящим их. Их извращенность – не личное дело, это разрушение общественной морали.

Вот справка из Интернета:

«В мае 1934 года на передовых полосах "Правды" и "Известий" Максим Горький называет гомосексуализм социально преступным и наказуемым. В январе 1936 г. нарком юстиции Николай Крыленко заявил, что гомосексуализм – продукт морального разложения. Последние изменения в 121 статьи УК были внесены в 1960 году. В 1970-х годах, когда стали выходить первые книги по сексопатологии, гомосексуализм трактовался в них как опасное половое извращение, в смысловом спектре между "болезнью, подлежащей лечению" и "посягательством на нормальный уклад в области половых отношений". Количество осужденных по 121 статье было смехотворно. По данным Министерства юстиции РФ на 250 миллионов населения страны, в 1989 г. по статье 121 в России были приговорены 538 человек, в 1990 г. – 497, в 1991 г. – 462, в первом полугодии 1992 г. – 227 человек. К этому времени заболевание сифилисом было отмечено у 84% гомосексуалистов. Эпидемия СПИДа еще больше ухудшила положение. В 1986 г. заместитель министра здравоохранения и Главный санитарный врач СССР академик медицины Николай Бургасов публично заявил: "У нас в стране отсутствуют условия для массового распространения заболевания: гомосексуализм как тяжкое половое извращение преследуется законом (статья УК РСФСР 121), проводится постоянная работа по разъяснению вреда наркотиков". Тем не менее, первая советская жертва страшной болезни стал советский инженер-гомосексуалист, заразившийся в Африке. Распад государства, заискивание перед странами запада и их экономическими подачками привели к тому, что первые изменения в законе были внесены на территории Украины вскоре после приобретения ею независимости – 12 декабря 1991 года» [1].

Общность, собственность, семья и … «голубые» Единица – вздор, единица – ноль Один – даже если очень важный - Не поднимет простое пятивершковое бревно, Тем более дом пятиэтажный.

В. Маяковский

В первый же год своего образования наша партия, РКРП, получила в свой идеологический арсенал работу «Коммунал» Михаила Марковича Шусторовича (Левин). Мне довелось технически участвовать в этом, и знакомство с идеями автора, полученное из этой работы и из бесед с ним, утвердило меня во мнении, что это был выдающийся марксистский мыслитель. На мой взгляд, эта работа, хотя и опубликована и на сайте нашей партии, и в отдельном издании, – недостаточно оценена и недостаточно знакома и используется нашими идеологами. А подтверждение ее идей новейшими достижениями науки обязывает меня обратить внимание товарищей вновь к этой теме.

Одно из фундаментальных положений марксистской философии – это положение о противоположностях, о единстве и борьбе противоположностей, об общем и частном, общем и особенном, об общности и собственности, о коллективном и индивидуальном. Латинский корень слова «коммун» значит «совместный», «общий». Автор исследовал именно явление общности, совместности в природе, и особенно – в обществе. Подробное и многостороннее описание и осмысление явления собственности, присвоения, или, как говорил в беседах Михаил Маркович, «присебякивания», (отождествления своего внутреннего «Я» с объектами внешней среды) было предметом его монографии. Основная идея состояла в том, что движение материи неизбежно выражается в формировании общностей в природе и обществе, что это явление обусловлено взаимосвязанностью всех воздействий в материи и порождает многообразие ее объектов, проявляющееся во всех сферах – и в неживой природе, и особенно в живой. А особенно – в жизни человеческого общества. На этой основе описание сути явления собственности у автора монографии, во всей его сложности и во всем его многообразии, по степени полноты стало на уровень работ классиков, пусть простят мне это сравнение.

Общие закономерности взаимодействия в мире материальных объектов получили свое математическое, количественное выражение в работах великого Эйнштейна по Общей теории относительности, оборванных его кончиной. Нападки на неё и опровержения этой теории мало поколебали доверие к ней, хотя ее незавершенность оставляла достаточно места для дальнейших исследований. В наши дни бурное, революционное пополнение наших знаний в связи с выходом практики Человека в Космос не замедлило дать подтверждение идей и Эйнштейна, и Шусторовича. И прежде всего всей марксистко-ленинской философии.

Эйнштейновы законы движения материи, в их математической форме были заложены в ЭВМ, самые современные и самые мощные, и было проведено математическое моделирование движения однородной вначале материи космических масштабов. Подобно тому, как движение воды, например, в знакомой всем ванне, порождает воронки (например, при сливе), на модели космоса возникли спирали галактик, то есть в однородной общности образовались неоднородности, особенности, появились особые общности, и со своими внутренними взаимосвязанностями, и имеющее взаимодействие между собой, то есть со средой, с внешней общностью. Образовались противоположности, возникли единство и борьба противоположностей в модели материи. Начался процесс возникновения многообразия.

Сейчас в космогонии сменились воззрения – недавний скептицизм в отношении наличия обитаемых миров сменился ренессансом оптимизма – наблюдения последних нескольких лет дают нам открытия тысяч и тысяч планетных систем. Но и в нашей, земной практике мы находим подтверждение взаимоотношений общего и особенного. Общность условий образования создает общность в месторождениях. Скажем, в кимберлитовых трубках ищут залежи устойчивых к воздействиям алмазов. Менее устойчивые вещества сопротивляются агрессивным воздействиям внешней среды, создавая выдерживающие агрессию общности залежей, например руд металлов, где возникает общность условий существования. Из рассеянных однородных элементов благодаря движениям среды, скажем подземных вод или благодаря работе живых организмов создаются новые компактные залежи руд. И особенно в мире живого способствует выживанию и развитию – общность образования, рождения и существования в обстановке естественного отбора, в условиях межвидовой и внутривидовой борьбы за существование. Колонии лишайников, заросли трав кустарников, лесов, заросли водорослей в прибрежных водах, коралловые колонии в океане, стаи рыб, стаи птиц стада млекопитающих, стаи хищников, прайды львов. Из стай приматов, благодаря общению в труде по созданию орудий и по производству средств существования, возникли и утвердились племена Человека разумного, Человека – по природе своей – общественного. Даже оказываясь, порой Робинзоном, казалось бы – в отрыве от общества – он несет в себе свое сознание, как модель мира и общества, он несет в себе свою природу – свою общность, данную и природой, и сознанием. Если он попал в изоляцию, в положение Маугли, не получив еще ничего от общества – одной природы ему мало, чтоб стать Человеком разумным. Реальность далека от фантазии Киплинга. «Я» человека возникает только из «Мы», из общества, из общности людей.

Выделение из общности частностей происходит постоянно и по общности условий образования, происхождения – (выделение из вида Homo – рас, этносов, племен, семей), и выделение по условиям деятельности по производству средств существования, – кочевники-скотоводы, земледельцы, охотники, по профессии. И наиболее существенное разделение по роли в жизни общества – выделение общности по роли в производстве и распределении продукта, произведенных средств существования, общности по отношению к средствам производства

И здесь обнаруживаются градации отношений собственности, отмечаемые автором «Коммунала».

Вопросы существа такого явления как собственность до сих пор для массы людей представляют сложность понимания. Они пронизывают все сферы существования человека, определяют собой жизнь общества в базовых сферах, в производстве материальных средств существования, в сферах духовной жизни, в искусстве, в отношениях нематериальных, правовых. Это касается и отношений между поколениями, отношений в воспроизводстве общества, в отношениях в семье и между семьями, в отношениях внутри полов и между полами.

В изложении Энгельсом открытий Моргана – в работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства», отмечается период развития человеческого общества, когда семейные и племенные отношения изменялись сравнительно с отношениями, берущими начало в животном происхождении Человека. Ранее это были отношения и в моногамной форме, и в полигамной. Был этап, матриархата, сменившийся этапом патриархата. Был и этап – неизвестный в животном мире – когда близкородственные связи, существовавшие в животном мире как враждебный для сохранения вида фактор, – для человека разумного стал осознанным, и был исключен из практики нормами морали. Это произошло в форме утверждения отношений, когда женщины одного племени становились супругами для всех мужчин другого племени, а женщины этого второго племени – производили потомство от мужчин первого племени. Развитие человечества привело к следующему этапу формирования и новых отношений, и новой морали. Привело к семье в странах мусульманского мира тоже полигамной, и к семье моногамной в христианском мире. Эти отношения – надстроечного характера, поскольку были связаны с производственными отношениями, с отношениями собственности, с развитием отношений, основанных на обменах, на коммерциализации. Семейные отношения приняли форму не только биологического воспроизводства, но и форму совместного материального производства. И сохранявшиеся с первобытных времен коммунистические аспекты совместной семейной жизни в таком обществе преобразовывались, сущность брака искажалась. Вступление в брак приобретало характер торговой сделки, женщина, а порой и мужчина, стали объектом собственности – не только как производители потомства, а и как личности – как источники материальных благ. – В крестьянской сделке – муж, или жена оценивались как работники, в городской среде – по обладанию наследством, собственностью. Эту черту – отмечали классики марксизма, прогнозировали, что в этой сфере отношений предстоят перемены.

Они не собирались строить предписания – ограничиваясь прогнозом, что люди будущего бесклассового общества, основанного на замене обмена произведенного продукта совместным его потреблением – сами найдут формы отношений между полами. Обвинения в установлении марксистами общности жен были фальсификацией этого положения марксизма. Экстраполировалось противниками марксизма их собственное отношение к женам, как собственности мужей, закрепленное и в нормах религиозной морали.

Революционные социалистические преобразования в обществе России ломали эти догмы, заставляли осмысливать их, и искать замены этих норм. Святость браков, которые якобы заключаются на небесах, поставлена была под сомнение, коммерческий характер в отношениях полов опровергался. Такие термины, которые были в буржуазном или феодальном обществе – мой мужчина, моя женщина, мой, только мой, исчезали с освобождением от догм, отвергались, как и продажность любви. Выдвигалась в основу семейных отношений их искренность, чистота, верность в привязанностях не по принципам собственности, а по принципам общности интересов, взглядов, жизненной позиции. Регистрация браков рассматривалась не как закрепление брака, а как долг получения признания обществом. Были распространены гражданские браки, без отметки в паспорте, на основе доверия и верности. В литературе это отражено достаточно: и в «Золотом теленке» Васисуалий Лоханкин воспринимается женой Варварой как самец, собственник, сам тоже говорит: «Ты самка». И у Бруно Ясинского в книге «Человек меняет кожу» есть такие коллизии, есть и пример Лили Брик, строившей семью с двумя мужьями – Осипом Бриком и Маяковским – пример таких исканий формы отношений. Характерны и потребительские мотивы у А.Коллонтай в ее статьях на тему «Шире дорогу крылатому эросу». Эти перегибы поспешных революционных исканий людей нового мира, обусловленных отрицанием догм и недостаточным опытом новой жизни, недостаточно осознающих действительность, со временем стали опровергаться жизнью, стала рождаться новая мораль, отрицающая не только закостенелые догмы, но и индивидуалистические, анархические перегибы с их вседозволенностью, с их мещанским, мелкобуржуазным пониманием свободы любви. В обществе не привилась мораль общности мужей или жён, семья не потеряла оттенка совместного производства и потребления средств существования наравне с общностью духовной жизни, общностью интеллектуальных интересов и привязанностей, наравне с общностью эмоций во всем их богатстве и многообразии – в искусстве, литературе, в чувственности, нежности, ласке, эротике.

И отличительная особенность социализма – в надстройке расширился выход человека за рамки семейных интересов, выход за рамки семейной общности и все большая роль общения между семьями. Наблюдался рост гражданственности. Вот такое расширение связей в отдельных семьях и рост гражданских, общественных отношений особенно ярко проявились в годы военных испытаний. Оно прошло в них проверку и подтверждение. В тылу – взаимопомощь семей фронтовиков, примат верности, пронизывающий несмотря ни на что жизнь и в тылу на фронте. Опыт, отраженный и в искусстве, и в литературе, в фольклоре и в памяти народной. И в письмах с фронта и на фронт. Общее – общая борьба с фашизмом, и частное – разлука с близкими, опасения за их жизнь – дополняли и объединяли друг друга. На Западе удивлялись: что это русские так долго хранят память о дне победы? И отмечали – у советских – ностальгия по общности народа в этой войне. Даже белоэмигранты возвращались в социалистическую страну, чтобы ощутить эту общность.

Практика послевоенной жизни разместила все по местам. Регистрация брака перестала для семьи быть пустой формальностью, перегибы в свободе отношений полов отошли в прошлое. Жестокая реальность изменила демографическое равновесие, мужей не хватало, одиноких матерей стало больше, в нормах нравственности тема мужской верности стала звучать глуше, законодательство в соответствии с общими интересами общество не осуждало, поощряло даже неполные семьи – обществу требовались дети. И свойство социалистического общества – общность детей, а не жен или мужей – практикой подтвердилось. Продажа сирот заграницу, возникшая при реставрации капитализма – была в социалистическом обществе совершенно немыслима, невозможна. – Забота общества о детях была в природе социализма – от времен борьбы с беспризорностью первых лет – до заботы о сиротах войны. Мы все с этим сталкивались, и в школе, и на отдыхе, лагерях пионерских. Эту черту, отличающую наше общество от того, что было на Западе, отмечали все посещавшие нашу страну: «В СССР есть привилегированный класс – дети» Это реальный факт, и для его существования не было необходимости ювенальной юстиции. Притеснение детей вызывало гневную реакцию общества – примером является стихотворение Д.Кедрина «Кукла», где есть строчка «О, терпенье моё, оборвёшься ли ты, наконец!?». Для того ли, спрашивает поэт, «выхаркивал легкие Горький, десять жизней людских отработал Владимир Ильич?!»

Капитализм, возвращаясь в общество, разрушил и всю надстройку, отношения в обществе, изменил мораль. Вернулась коммерциализация во все сферы – в отношения поколений, в отношения полов, в отношения семей, в отношения гражданина и общества. Общество деградировало в сторону индивидуализма, отношения примата общего заменились приматом индивидуального, долг пред обществом заменен «правами личности», а подвиги краснодонцев, Матросова, Зои Космодемьянской оболганы и осмеяны новыми властителями дум. Скрепы общества ослабли, преступность и болезни разрушают благополучие и здоровье общества, несмотря на рост влияния церкви. Ее нравственная база коррозируется буржуазной моралью и не служит барьером ее наступлению. Служит только ширмой для торжества буржуазной морали.

Гражданственность декларируется фарисейски, семья рушится. Из ста браков в стране 65 распадаются, несмотря усиливающуюся парадность и помпезность обряда вступления в брак, потомство уродуется стрессом от раздоров между разведенными родителями.

На этом фоне расцветает пышным цветом и легализованная моралью проституция, и извращение брака, основанное на однополом эротическом общении индивидов, извращении психологии «запретного плода». Для этой формы извращения буржуазное право узаконило оформление однополого брака. Из всех функций общности, называемой браком, вычленяются функции получения извращенной формы эротических наслаждений. Всей историей человечества утверждалась культура семейных отношений, приведшая к социалистической форме брака – семьи совместного воспроизводства потомства, совместного производства и потребления средств существования, совместного понимания духовных и материальных ценностей, совместного определения их приоритетов. Казалось бы, (да так и утверждается на Западе), что половая определенность такого брака затрагивает здесь лишь функцию производства потомства, и только. И стоит только позволить в таких «семьях» растить брошенных сирот, и соответствие интересам общества обеспечено. Однако реакция общества и на Западе, и у нас показывает – нет, возражения общества с таким порядком не совместимы, идут протестные демонстрации, общество противится такому воспитанию. Дело в том, что у общества есть наработанные формы отношений, формы общения. Есть созданный историческим опытом образ матери, жены, невесты, возлюбленной, который не смогла окончательно разрушить буржуазная мораль. У общества есть образ мужчины, опоры семьи, отца, мужа, жениха, возлюбленного. И эти образы фигурируют, живут в обществе, формируют его, это фундаментальные, базовые, основополагающие для человечества, для вида homo sapiens ценности, несмотря на все отклонения от них. И все отклонения воспринимаются именно как всего лишь отклонения от нормы. Есть отношения внутри полов, окрашенные враждой или симпатией, отношения соперничества, вражды, но чаще – отношения дружбы и взаимопомощи, базовые для возникновения вида homo. То, что в песне отмечено: «Мне известна давно бескорыстная дружба мужская» Бескорыстная, не отягощенная корыстью потреблять извращенное удовольствие от сексуального акта, Духовная близость в дружбе высоко ценится обществом, отношения братского сотрудничества – основа гражданского общества, готовность не щадить жизни – «живота своего за други своя» – это факт фиксации опыта человеческого общения в памяти и в морали общества, факт общности, сплочения индивидуумов в человеческое общество, общество граждан. Факт гомосексуального общения – факт потребительства, индивидуалистического пренебрежения природой человека, общения вопреки природе человека, деградации полов, исчезновения бескорыстия дружбы. Каждый партнёр акта становится средством получения эгоистичного сексуального кайфа, особо желанного для извращенца, ибо этот кайф – искусственный, вопреки природе, вопреки всем человеческим нормам, вопреки законам всего живого – запретный. Он разрушает сложившиеся образы мужчины и женщины. Вспомним характеристики этих образов, данные Марксом в анкете своей дочери. А что тут? Кто из вас кто? Кто концентрат мужественности, образ воина, защитника и опоры семьи? Кто олицетворение женственности, эмоциональности, материнской и супружеской нежности и ласки? Мужеподобная женщина? Женоподобный мужчина? Ничего нет, фальшь и пустота, искусственная подделка. Недаром Максим Горький, одобряя уголовное преследование в СССР гомосексуалистов, подчеркивал их антиобщественный, разрушающий основы общества, его скрепы – характер. Он отмечал его, как порождение гниения капиталистического общества. У Маяковского есть в комедии «Баня» просьба Мезальянсовой – покажите нам, как красиво разлагается загнивающий Запад. Ничего красивого в этом, оказывается нет.

О будущем

Подводя итог, следует сказать о направлении движения материи во времени. Очевидно, что, несмотря на красное смещение от интерференции движения небесных тел с их излучение, делать выводы в понимании характера движения еще рано. Довелось читать и мнение Эйнштейна о бесконечной, но ограниченной вселенной, и мнение дилетанта, что вселенная бесконечна в силу своего кругового вращения. Но вот хотелось бы сказать не о движении в пространстве, а о движении во времени, то есть о развитии. Что представляется справедливым – это то, что материя, в своем развитии создав автоматическую модель самой себя, отражение самой себя на какую-то область самой себя, вряд ли остановится в своем развитии. Возможно и развитие по сценарию Энгельса – бесконечное число миров неизбежно предоставит возможность возникнуть (при создании таких же, как прежде, условий), такому же процессу возникновения жизни и сознания. Мне представляется более вероятным вариант продолжения поумнения человечества, обретения им новых знаний и роста его могущества. И в этом случае вероятно либо отбуксировать планету к какой-то другой звезде, либо зажечь новое солнце, либо переселиться на новую планету. Есть вероятность, что и затягивания в черную дыру нам удастся избежать. Ведь миллионы поколений – вселяют надежду, что и наше нынешнее могущество наши потомки возрастят на порядок. Лишь бы у нас не извратилось сознание, и не иссяк бы наш род человеческий. А если так, то направление движения во времени для меня прорисовывается как расширение преобразованной сознанием части материи, превращение ее все в более и более совершенную модель такой обновляемой вселенной и все больший и больший охват этой автоматической моделью вселенной, осуществляющей самомоделирование и самосовершенствование материи. Нельзя допустить исчезновения в мире тех достижений, что завоеваны такими затратами времени, труда, такими жертвами. И свой космический долг, макро долг пред макромиром и перед человечеством – действовать в направлении этого движения матери во времени. То есть – познавать и познавать, объяснять и объяснять мир, преобразовывать и преобразовывать мир, преобразовываться и преобразовываться самим.

Послесловие. Непрерывность и дискретность

Наш жизненный опыт порождает наши представления, эти представления порой вступают в противоречие с новым нашим опытом, в каких-то новых областях нашей практики. Порой мысленное воспроизведение будущей практики обгоняет жизненную практику, и такое абстрагирование рождает новые представления. Наверное, именно этим объясняется рождение у древних мыслителей гипотезы об атомистическом строении материи. Когда был на практике обнаружен электрон – это был момент торжества атомистики. Казалось бы, – безумная идея! – Известны стихии – огонь, твердь, жидкость, воздух – откуда взяться кирпичикам, составляющим эти такие разные стихии, являющие себя непрерывными? Каким зигзагом шла эта мысль? Вроде бы – безумная мысль. Кто-то из мыслителей современности так и сказал, правда, по другому поводу: «перед нами без сомнения безумная мысль. Весь вопрос в том, что достаточно ли она безумна, чтобы быть верной?» Это, конечно, парадокс, но всякая безумность, как и всякий экспромт, есть результат предварительной работы ума.

Великие основатели марксизма потому и велики, что они стояли на плечах гигантов мысли, – такое суждение известно. Бывает гениальное прозрение, проявляется изумительная прозорливость, но если она не воспринимаема обществом, если она настолько обгоняет его уровень восприятия, то это прозрение остается втуне, Но настает момент в развитии, когда это прозрение становится актуальным, рождается в умах и становится достоянием общества. Великий Архимед дорос до открытия дифференциального и интегрального исчисления, – обнаруженные в двадцатом веке его труды подтвердили это. Но эти открытия стали служить человечеству веками позже, когда до них додумались Ньютон и Лейбниц.

Составной частью учения Маркса является материалистическая философия, отрицающая идеалистическое решение основного вопроса философии – вопроса о соотношении бытия и сознания. Бытие первично, хотя преобразуемо сознанием (т.е. само преобразуемо). Такое умозаключение вытекало из осмысливания действительности предыдущими поколениями мыслителей на основе достижений человечества в познании. Еще Вирхов не открыл клеточного строения живых тканей, еще Менделеев не открыл периодической системы элементов. Но тех достижений науки, которые суммировал в своей работе «Диалектика природы» Энгельс, уже было достаточно для становления материалистического мировоззрения. И все дальнейшие открытия его только подтверждали. Значит ли это, что такое подтверждение воспринималось автоматически, само собой и не требовало осмысления, доказательств. Отнюдь не значит. Достижения и в биологии, и в физике, и в информатике – требуют осмысления, как они встраиваются в общую картину действительности, как реализуется монистический, целостный и непротиворечивый взгляд на действительность. А в начале ХХI века эти достижения ожидаются интенсивно, происходит революционное пополнение наших знаний и о прошлом (поток находок следов и скелетов динозавров от Австралии до Аляски), и о настоящем.

Может ли быть непротиворечивым представление о действительности, если исходным побудителем всякого движения материи является противоречие? Противоречие опыта натуры, и представлений – т.е. отражения натуры – не устранимы абсолютно, абсолютное познание не достижимо, абсолютная истина не достижима. Но познание, постоянно развиваясь, устраняет эти противоречия, неся в себе постоянный рост абсолютной истины в нашем представлении о мире. То есть наше знание, модель действительности, бесконечно приближается к абсолютному знанию, хотя и никогда его не сможет достичь.

Философия является наукой о наиболее общих закономерностях, существующих в мире, это наука о мировоззрении, и не может не опираться на достижения конкретных наук, они ее питают. И когда конкретные науки выходят на очередную ступень познания в своем движении к абсолютной истине, философия поднимается вместе с ними. Такой ступенькой в этом процессе, продолжающем дело Энгельса и его «Диалектики природы», была работа Ленина «Материализм и эмпириокритицизм». Отказ от неоправдавшейся гипотезы мирового эфира, открытие электрона, привели к рождению теории относительности Эйнштейна и к признанию формализации законов вселенной уравнениями 4-х-мерного континуума – уравнениями Минковского. Связь энергии и массы при скоростях движения, близких к скорости распространения возмущений в электромагнитном поле поколебала прежние представления о материи. До тех пор материя отождествлялась с массой. Оказалось, уменьшение массы может порождать увеличение энергии, и обратно. Ленин отмечает – для философии и ее основного вопроса не играет роли, является ли материя в виде инерционной массы, либо в виде какого-либо поля. Еще предстоит многое узнать и об электроне, и о полях. Но принцип материальности мира не поколеблен, мир материален, первична материя, а сознание – вторично. В пределах той практики, которая была с этого времени доступна человечеству, физические представления о мире были достаточны для новых достижений. Об этом свидетельствовало освоение атомной энергии и космоса. Однако не все вопросы были разрешены специальной теорией относительности Эйнштейна. Кроме полей тяжести и электромагнитного поля исследуются законы близкодействия, поля внутриатомных и внутриядерных сил. Попытки создать общую теорию поля, связав зависимостями электромагнитное поле с полем тяжести, ему как он считал, не удались. Наблюдения не обнаруживали явлений, предсказываемых этой теорией, хотя в начале этого века промелькнула информация, что все-таки какое-то явление, предсказанное ею, все же обнаружено. К исследованию космоса стали применять радиотелескопию. Размеры таких телескопов приняли космические масштабы, когда одним из базовых расстояний таких телескопов применили расстояние от Земли до Луны. Пределы исследования вселенной расширились на порядки, и возникли новые противоречия, для обоснования которых понадобились новые гипотезы. Были и ретроградные веяния – отвергнуть теорию Эйнштейна, вернуться к мировому эфиру. Открытие реликтового излучения возродило попытки отказаться от модели пульсирующей вселенной и утвердить акт творения вселенной из ничего, Даже папа римский и его академия настаивали именно на таком объяснении реликтового излучения. Однако экспериментальные факты требовали привлечения и иных гипотез. Для объяснения распределения полей в космосе и расширения вселенной понадобилось в пределах нынешних представлений воспользоваться гипотезой некоей темной энергии и темной массы, которых непосредственно обнаружить никак не удаётся. Так же не обнаружены и волны в поле гравитации, и, тем более, скорость их распространения, как не обнаружен и гравитон, элементарная частица поля тяжести. В начале двадцать первого века вновь возник кризис физики, и возникла потребность в новых идеях. И они возникли, но не на пустом месте и на источниках стоит остановиться.

Планетарная модель атома имела свои экспериментальные подтверждения. Вместе с тем были некоторые особенности, которые надо понять. Электронные орбиты определяются уровнями энергии – переход электрона с орбиты на орбиту определяется излучением или получением порции энергии – кванта. И что существенно – эта порция определенная – квант, и меньше ее не может быть порции. Энергия оказалась квантована, дискретна Орбиты тоже, оказывается, дискретны. Получается, что перескок электрона с орбиты на орбиту промежуточных устойчивых состояний не имеет. Но вопрос – сколько времени занимает этот перескок? Известен принцип неопределенности Гейзенберга, из которого следовало, что электроны не движутся по орбите как планеты, а выскакивают, возникают, и определить последовательность их возникновений, их место – не возможно. Казалось, здесь нарушается принцип детерминизма, но Эйнштейн этого не признавал – вы не можете определить место электрона, но это не значит, что этого места нет, где-то он существует. В сплошных средах, (а понятие непрерывности выработано именно для сплошных, непрерывных сред и весь аппарат дифференциального и интегрального исчисления базируется на базе представления о сплошности), известны примеры возникновения вспученностей среды без последовательных переходов. Так, вспучивание мембраны, при воздействии силы на него, исчезает и обнаруживается в другом месте. То есть, и аппаратом анализа бесконечно малых в принципе возможно в сплошной среде отобразить перемещение вспученностей без последовательного перехода, как и перемещение электрона по орбите без последовательного перемещения. Но все дело в том, что соответствие движения реальных сред и движения модели сплошных сред, принимаемое автоматически за доказательство существование сплошности, вовсе этой сплошности еще не означает. Реальные среды на самом деле лишь приблизительно сплошны, – что жидкости, что газы, что кристаллы, что аморфные тела. Они в действительности дискретны, состоят из атомов. А, скажем, для ближнего космоса, в разреженной атмосфере уже сплошность настолько плохо оправдывается, что приходится пользоваться поправками к уравнениям движения и силам взаимодействия, вводить показатели скольжения.

Возникает все-таки и вопрос, – если движение электрона дискретно, что по орбитам, что на орбитах, то спрашивается, – а время движения при перескоках, может тоже дискретно?

И вот тут вспоминается диалектическое противоречие между покоем и движением. Движение абсолютно, покой относителен, но как они взаимодействуют? Есть какой-то разрыв в переходе от покоя к движению и обратно. Вот мы смотрим кино на экране. Кажется, что все движения там непрерывны, ходят люди, движутся автомобили, поезда. На самом деле это прерывистое движение, каждый кадр находится на экране какое-то краткое время, а смена кадра происходит при затемненном экране и не видна, словно она происходит скачком, дискретно.

И вот мы, при переходе железнодорожных путей, ждем проезда электрички. За несколько мгновений мимо нас проносятся вагоны, в них столько материала, столько атомов и молекул, электронов и кварков.

Вот сечение пространства, через него все это пронеслось. Не было их здесь до этого и нет уже, но ведь были же они все в этом сечении пространства. А сколько времени были? Если движение непрерывно – получается время пребывания – нуль. И это независимо от скорости движения. Как это так? Движение и покой – какое-то прерывное их взаимодействие. Если есть покой, вагон стоит, – то время пребывания в каком-то сечении определенно. А если чуть движется – уже время пребывания в сечении – нуль? Как-то не складывается. Может, все-таки, как и в кино – и время дискретно, и пространство дискретно, и движение дискретно? И как электрон перескакивает с орбиты на орбиту скачком, так все материальные объекты перемещаются от сечения пространства к сечению, через квант пространства за квант времени – скачком, и то, что мы видим – это не непрерывное движение, а последовательность кратких состояний покоя, как в кино?

Безумное предположение. Вопрос, – достаточно ли оно безумно, чтобы быть верным?

И есть ещё одна безумная идея, на этот раз высказанная фантастом Роем Бредбери. В одном из его рассказов на бензоколонке встречаются два автомобиля, и пока идет заправка, водители обмениваются впечатлениями. Один – любуется вдали огнями большого города, где бурлит жизнь и все устремлено в будущее, а другой говорит – помилуйте, но там, где вы показываете, я вижу развалины города, когда-то оживленного, а теперь умершего. Они разъезжаются, не догадываясь, что встретились на пересечении двух миров, в которых время идет в противоположных направлениях.

Где же здесь безумная идея? Безумная идея заключается в одновременном существовании этих двух миров, разных, но дело в том, что «чем разных?» – это второй вопрос. Но главное в том, что они словно вложены один в другой, но не пересекаются, не взаимодействуют.

И вот одна из современных космогонических гипотез. В самое последнее время, примерно два-три года назад после мозгового штурма три американских теоретиков пришли к комбинации безумных идей: возможно, что пространство – квантовано, дискретно, и отстоящие между собой на квант пространства сечения имеют вложенные дискретные сечения другого пространства, и эти два мира, в общем-то, не взаимодействуют между собой. Тогда, по их расчетам, оправдывается пульсация вселенной, возникают периодически взаимодействия этих пространств, порождающие их расширения и сжатия, и возникает подпитка энергией и материей, которые до сих пор мыслились как неизвестные темные энергия и материя. Возможно, что и черные дыры найдут свое объяснение в этой гипотезе двух вложенных пространств. Описание такой системы производится представлением континуума 10-мерного пространства. Пока не опубликовано, какой математикой описывается этот континуум дискретных множеств, годится ли для него математика сплошных сред, или здесь должна применяться какая-то квантовая математика. Возможно, будут следующие более подробные публикации. Пока была только передача на телеканале «Культура» 17-го декабря 2012 г о достижениях трех американских теоретиков, впервые заявленных на конференции астрофизиков в 2010 г. в Финляндии, и затем уточненная ими.

4 года назад на том же канале выступал представитель физиков из Дубны. И возник вопрос у слушателя – «Является ли теория первоначального взрыва сингулярности и возникновения из ничего вселенной – единственной гипотезой, или еще не опровергнута гипотеза пульсирующей вселенной». Физик ответил так: «Эта гипотеза пульсирующей вселенной имеет еще какое-то право на существование, но теория первоначального взрыва является общепризнанной, и даже одобрена папой римским»

Ну, еще бы, как попам не одобрить теорию божественного акта сотворения мира из ничего? А мы предпочитаем обойтись без богов, и будем отслеживать, изучать и исследовать все реальные и свободные от чудес гипотезы строения материи.

17 просмотров1 комментарий

Недавние посты

Смотреть все

1 則留言


未知的會員
2022年2月13日

Отличная статья,отличная тема.

按讚
bottom of page